Родная деревня героя СССР Александра Матросова, чье настоящее имя - Шакирзян Мухаметзянов

      Журналистка «Татар-информа» побывала в одной из двенадцати тептярских деревень Учалинского района Башкортостана. Почему школа в Кунакбаево перестала преподавать на татарском, как тептяре становились башкирами и по какой причине им хочется приехать в Казань?

В Учалинском районе двенадцать тептярских деревень. Кунакбаево – самая известная из них. В том числе и потому, что это родная деревня героя СССР Александра Матросова, чье настоящее имя - Шакирзян Мухаметзянов.


Из энциклопедий:

Происхождение названия «тептяр» не выяснено. В Татарской энциклопедии указано, что это субэтническая группа татар. По данным переписи 1926 года, к тептярам относят себя 27,4 тысячи человек. Считается, что в возникновении этой группы участвуют татары и финно-угорские народы. К середине XX века как социальная группа тептяре ассимилировались татарами Волго-Уральской группы и частично башкирами.

Башкирская энциклопедия определяет тептяр как известное с XVII века сословие. Этимология слова «тептяр» тоже остается невыясненной, однако ряд исследователей выводит его от персидского «дәфтәр» (тетрадь) (список, реестр, книга с регистром). Там же указывается, что оно могло произойти от глагола «тибелгән» (быть отвергнутым, вытеснять (ся), выталкивать (ся)). Отмечается, что первыми тептярами были башкиры-асаба, вытесненные из своей общины. Якобы, попадание в эту группу не означало для башкир жесткого закрепления в ней, при благоприятных обстоятельствах башкиры-тептяры могли вновь вернуться в общину. Сословие тептяре перестало существовать в 1886 году, в конце XIX - начале XX века большинство тептяр идентифицировало себя по этническому признаку, некоторая часть сохранила свое прежнее название. В последний раз тептяре были зафиксированы в переписи 1926 года.

В Кунакбаево слово «әни» («мама») произносится по-другому - «инәй», а тетушек здесь называют «ак инәй» (ак – белый, светлый). В день нашего приезда свои юбилеи справляли сразу две почтенные «агинәй» села Кунакбаево – Зухра апа Алсынбаева и Сальва апа Хусниярова. Юбилей отмечали концертной программой в сельском клубе.

Заведующая библиотекой села Кунакбаево Айгуль Фахретдинова: «Есть разные версии происхождения слова «тептяр» – как «тетрадь», «договор», и как «отвергнутые люди». В книгах пишут, что это служилые татары, освобожденные от налогов. Есть народная поговорка: «Иле типкән ир булмас, көтү типкән мал булмас, йөрәк типкән яр булмас» («Отвергнутый своей страной – не мужчина, отвергнутый стадом – не скотина, отвергнутый сердцем – не возлюбленный»). Тептяре переехали на наши земли в 1743-1750 годах. Среди них были и башкиры, и татары, и представители других народов. Так пишут историки».

Сама Айгуль Фахретдинова выросла в тептярской деревне Сафарово, «в которой говорят по-башкирски». Четыре года назад ей пришлось приехать сюда на работу, потому что сгорел их дом, и район выделил семье жилье в Кунакбаево – старое здание детского садика.

Отмечу, что говор у тептяр особенный – смесь татарского с башкирским. Многие, с кем я общалась, уверены, что они – настоящие башкиры, и язык у них башкирский. В своей речи они используют «с» вместо «ч», а некоторые вместо «с» - мягкое «һ», как в башкирском языке.

Мой муж - шорник, изготавливает конскую упряжь, - продолжает Айгуль. - Как мастеру народного ремесла, ему помогли районные власти. Мы этот дом отремонтировали.

В Учалинском районе двенадцать тептярских деревень. Кунакбаево, Юлдаш (Аккужино), Рысаево (Акбулат), Сафарово, Мансурово… Я говорю на сафаровском диалекте. Приехала жить в эту деревню, обратила внимание – нет книги по истории села. В Сафарово есть, и у деревни Ахуново история написана. Видимо, из этой деревни писатели не вышли – книги нет. Она стала бы настольной книгой для библиотекаря. Больше 20 лет я работала в библиотеке Сафарово, когда вышла книга по истории села, она стала как энциклопедия. Там есть все. Хотелось бы и в Кунакбаево издать эту книгу. Я уже предлагала начать собирать информацию. А может, к писателям обратиться? Возможно, сельчанам она не особо нужна, но библиотекарю просто необходима. Очень сложно тому, кто приехал со стороны и совсем не знает деревни».

Тансылу Юсупова: «Мы были последним классом, который учился по-татарски. Было тяжело – учебники татарского языка и литературы выписывали из Казани. После нас уже все учились на башкирском. Мы сегодня празднуем юбилей учительницы, благодаря которой Кунакбаево стала башкирской деревней.

Мне составляли родословную. Каким образом мы татары? Как мне объяснили, наш дальний предок Арслан бабай бежал из Казани от насильственного крещения, обосновался здесь в деревне Ургуново (Өрген). Тот, кто составлял родословную, говорит: кого крестили – те теперь кряшены, а те, кто бежал от крещения – «типтәр» (тептяре). Даже не «типтәр», а «типтәре» («тип тәрегә», то есть «ударь ногой по кресту»).

В этой деревне Ургуново был дед Ахмадулла. Он рассказывал:

Когда людей выстроили в ряд и пытались крестить, они сопротивлялись, говорили: «тибегез тәрене», не крестились, не подчинились». Это были исконные земли башкир, здесь поднимались восстания. Все бои проходили здесь. Только эту деревню Кунакбаево три раза сжигали. Когда и после этого не подчинились, прибыли каратели, все население выгнали, здесь исконного населения особо и не осталось. Разный народ сюда переезжал.

Родословная Арслана муллы очень большая. Больше половины деревни. Могила его тоже сохранилась. Говорят, несколько лет назад и надпись там была. Могила расположена в стороне от дороги. От четвертого поколения Арслана муллы происходит моя бабушка. Но я записана татаркой. Моя сваха из Ильчигулово, она башкирка. Хоть я и тептярка, замуж вышла за исконного башкира. Дети мои записаны башкирами. Теперь мы так, все смешались, не разберешь, кто есть кто.

У тептяр есть одна особенность, которая мне не нравится, – они меняют язык. Я вышла замуж за башкира и тут же стала говорить на башкирском. У нас в деревне есть три татарки – они всегда говорят на своем татарском языке, ни на какой другой не меняют. А наши… от этого тоже видно, что переселенцы.

У нас есть свои обычаи, обряды. Мы вместо «ч» говорим «с». Нас еще называют «сыскылдаклар», - рассказала Тансылу Юсупова.

Раиса апа Тухватуллина: «Мама у меня из Татарстана. Сама я родилась в Иглино. На памятнике героям войны в Абдрахманово (Альметьевский район РТ, – прим. ред.) есть имя моего погибшего на фронте отца. Он учился на медицинских курсах, поэтому на войну его забрали на второй же день. После войны я ездила в Абдрахманово, встретилась с товарищем отца, он работал в деревне фельдшером. В Татарстане родня мне говорит: «Совсем башкиркой стала». Но здесь мой говор все равно остается татарским, я не говорю «пысак» («нож»), говорю «пычак». В Кунакбаево я 32 года проработала фельдшером. Люди в этих краях очень хорошие. Сначала мы жили в Иглинском районе. Там грязно, а здесь люди совсем другие».

Поздравить юбиляров приехала ученица Зухры апа Алсынбаевой, сотрудница Академии наук Башкортостана, доктор филологических наук, фольклорист Гульнур Хусаинова.

В нашей деревне всегда было много людей хороших, с большим сердцем. Сейчас многих уже нет с нами. Если мы добились каких-то успехов – наверное, добились их как люди, выросшие на плодотворной почве этой деревни, поднявшиеся на менталитете наших односельчан. Главное – нам очень повезло с учителями. В нашей академии наук всего 62 сотрудника, и целых три человека – выпускники Кунакбаевской средней школы! Это высокая оценка нашим учителям. Все три – ученики Зухры Алсынбаевой.

Я очень рада и тому, что удалось вернуть имя Шакирзяна Мухаметзянова. Большое спасибо тем, кто боролся за правду. Я до сих пор помню, когда маленькой девочкой с недоверием, но внутренним восхищением слушала, как Миркасим агай говорил: «Когда приезжал Шакирзян, мы здесь с ним играли». Ну откуда здесь мог быть Александр Матросов, как он мог играть с деревенскими мальчишками? А он серьезно так говорил. А потом, когда были найдены документы о Шакирзяне Мухаметзянове и стало известно, что он из нашего села, мы убедились – «дыма без огня не бывает», люди говорили правду. Я и сейчас, когда спрашивают, кто я, отвечаю: «Я из племени Табын, из Кунакбаево, односельчанка Шакирзяна Мухаметзянова».

Не секрет, нас иногда немного принижают, говорят: «Вы не башкиры». Это не так! Так говорят неграмотные. Если взглянуть в историю, мы те же башкиры. А если в нашем говоре вместо «һ» идет «с», то у наших башкир так. Башкирский язык богатый. Это один из башкирских говоров. Поэтому мы, совершенно не стесняясь, можем говорить: «Мы – башкиры». В Казани в 2006 году моя ученица защитила кандидатскую. Она спросила у 80-летнего уважаемого ученого. «Мухаммет агай, скажите, какой национальности мой руководитель?». Сама моя ученица из Гафурийского района, из гафурийских башкир. Этот ученый только взглянул на меня и без сомнения ответил: «Башкирка, горная башкирка». Знали бы вы, как я тогда обрадовалась!

Если бы мы не были по-настоящему башкирами, разве показали бы такие вот девчата и ребята такие красивые танцы, песни? Могли бы мы увидеть эти наши древние обычаи? Будем здоровы, будем счастливы на нашей благодатной Кунакбаевской земле! Спасибо нашим учителям, воспитавшим в нас любовь к нашей нации, нашему языку!» - завершила свою речь Гульнур Хусаинова.

После торжественного вечера мы пообщались с «агинәй» - жительницами Кунакбаево.

Мухтарама Галимьянова:

Я из Абзелиловского района. Ветеран труда. Работала дояркой, вышла на пенсию. По молодости мы пели, участвовали в художественной самодеятельности. Здесь в ансамбль не хожу, постарела немного. Мне нравится в этих краях. Мы с мужем жили здесь, потом уезжали, а когда он умер, я вернулась. Здесь люди хорошие, нравятся мне. Даже когда жила в другом месте, когда спрашивали, откуда я, отвечала, что из Учалинского района. Здесь люди немного отличаются. Как бы это сказать... в них чуть больше татарского…»

Ветеран образования Гульфира Рахматуллина: «Мы настоящие башкиры! Наш говор – просто диалект башкирского языка. Я учительница русского языка и литературы с высшим образованием. 43 года работала в школе. Родилась в этой деревне, здесь выросла, вернулась сюда после института, вышла здесь замуж, жила здесь и собираюсь здесь умереть.

Наши предки в середине XVII века жили у реки Исеть близ Казани. Оттуда они сюда переехали. И с середины XVII века они уже давно ассимилировались, стали по-настоящему башкирами.

В нашей школе преподавали литературный башкирский язык. Вот таким образом, в течение нескольких веков, мы стали башкирами. У башкир ведь много племен. Мы – табынские. Я могу много раз громко заявить: «Мы – башкиры племени Табын!»

Тансылу Юсупова возражает: «Мы типтяре. Она в школе училась на татарском. И я тоже».

Гульфира Рахматуллина:

Раньше в Учалинском районе обучение всегда было на татарском. Учили наизусть Такташа, Тукая. А потом… Вот так, приходится приспосабливаться. Ну мы башкиры. Раньше нас даже татарами записывали. Тептяре были татарами. Так писали по незнанию. Сколько лет мы учимся на башкирском. Мы - табынские башкиры».

В Доме культуры села Кунакбаево работает фольклорный ансамбль «Агинәй». Артистки хотели бы приехать в Татарстан, показать свое творчество. Это пожелание передала художественный руководитель ансамбля Гульфина Юмагужина.

Тут я вынуждена констатировать, что Татарстан обращает недостаточное внимание на фольклорные коллективы в регионах. Этот упрек хочется адресовать Всемирному конгрессу татар. Отчетливо видно, что башкиризация более быстрыми темпами идет в тептярских деревнях Башкортостана, нежели в мишарских. Но для тептярских деревень Казань – славный, уважаемый город. Почему мы не заботимся о том, чтобы привезти в Казань наших самодеятельных артистов – знатоков и хранителей фольклорного наследия, и показать их творчество здесь? Мы многое из-за этого теряем. К слову, в библиотеке Кунакбаево совсем нет татарских книг. Почему нет? Ведь указано, что 100 экземпляров с каждой тысячи книг, изданных по программе социально значимой литературы, предназначены татарам в регионах? Почему эти книги не доходят до Учалов? Этот вопрос также Всемирному конгрессу татар и Татарскому книжному издательству.

Кунакбаево – село с большим будущим. Таким его делает также и близость к городу Учалы. В городе есть производство – значит, есть работа. Кунакбаево – большое, благоустроенное, красивое село.

Еще одно наблюдение. Здесь, в этих краях, женщины обладают особым сильным духом. Такие и жизнь обустроят, и все тяготы перенесут. Крепкие, мужественные, сильные. Светлые.

В старинных сундуках жительниц Кунакбаево хранятся свидетельства о рождении, где указана их национальность: «Татарка». «Агинәйләр» красиво поют песни татарского композитора Сары Садыковой. Но калфаки здесь уже утеряны…

Гульфира Рахматуллина: «У меня был калфак, оставшийся от «карт инәй» (бабушки). Сейчас его нет…»

Тансылу Юсупова:

Эта «яка» именно учалинская. Между нашей кунакбаевской яка и баурамгуловской большая разница. У них она легкая, в основном из кораллов, мало монет. А в Учалах она как кольчуга. Если посмотрим по истории, она надевалась не только спереди, но и сзади. Я по-своему объясняю так: наш народ – это воины, они защищали и спину. Я видела на картинах. А может, это было сделано, чтобы разделить тяжесть на две части».

В дополнение хочу представить отрывок из родословной Арслана муллы.

История Арслана муллы, сохранившаяся в селе Кунакбаево.

Иван Грозный захватывает Казань и мечети превращает в церкви (особенно красивой была мечеть Сююмбике, когда ее сделали церковью, люди сочинили беит), муллы были насильно крещены. Тех, кто не крестился, ссылали в Сибирь, их жен, детей отправляли на виселицу. В эту страшную пору Арслан мулла с двумя женами приезжает в нынешнее село Ургуново и становится муллой. Могила Арслана муллы чуть в стороне от Ургуново, на пустыре, ее видно с дороги. Раньше это место было перекрестком двух дорог. От одной жены Арслана муллы пошел род Мингазовых. Они живут на Верхней улице Кандыбулака (Кунакбаево). От второй жены пошел род, который поселился в Чокыраймагы. У четвертого поколения внука Арслана муллы (фамилия не дошла до нас) Гали были сыновья по имени Валит и Гали…

Сыновья Валита: Хамбали (жена Зайнап), Ахмет Гали (жена Маймуна), Ахмет Азали (жена Сафия), Ахмет Язари (жены Камиля и Фатима), Фахри Рази.

Дети Вали: Тафтий (жена Гарифа), Мухаммади (не был женат), Мухриямал…

(текст родословной в редакции)

Выражаю свою благодарность за помощь в ознакомлении с деревней Кунакбаево председателю сельского поселения Рустаму Шамсутдинову, управляющему сельского совета Азату Закирову, библиотекарю Айгуль Фахрутдиновой, художественному руководителю Дома культуры Гульфине Юмагужиной и участницам фольклорного ансамбля «Агинәй» - жительницам села Кунакбаево.

Рузиля Мухаметова, Интертат.ру

источник: https://milliard.tatar/news/

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


Последние комментарии

HABEPX