Как развивались медресе и мәктәбе, татаро-башкирские педтехникумы, детские дома и не только

21 14

Женское медресе при Давлеткильдеевской мечети

 

Мусульманская община столицы Пермской губернии, как и многих других городов Урала и Сибири, начала складываться после реформ императора Александра II, когда в город стали приезжать татары и башкиры. Формирование мусульманских общин в городах и промышленных посёлках Урала в этот период происходило из-за трудовой миграции. На Урале расширяли металлургическое производство и развивали сети железных дорог, которые увеличили приток мусульман из малоземельных районов. В Пермь кто-то приезжал и по торговым делам, организуя здесь своё дело и приобретая недвижимость. Приезжали и на заработки, сначала в качестве сезонных рабочих, затем находили постоянную работу и оставались здесь жить. Так постепенно в городе складывалась мусульманская община.

Мусульмане  Перми достаточно рано по сравнению с мусульманами других городов (например, Екатеринбурга и Челябинска) создают общинные институты.

Уже с 1887 г. мусульмане Перми имели своё молитвенное помещение в здании одного купца. На тот момент в городе проживало около 650 мусульман. 

 

История пермских мусульманских учебных заведений

В 1876 году в Перми были организованы сразу три школы – одна мужская и две женские. Не все мусульмане были грамотны. По данным всеобщей переписи населения Российской империи, в  Перми в 1897 году проживало 848 мужчин и 450 женщин, исповедовавших ислам. Из них грамотными были только 296 мужчин и 109 женщин, вероятно, это выпускники или учащиеся пермских учебных заведений

Школы разделялись на два отделения – начальное мәктәбе и высшее отделение – медресе. Обучение производилось исключительно на татарском языке по следующей программе:

 

В мәктәбе:

1-е отделение – обучение по букварю.

2-е отделение – закон Божий на арабском языке, чтение по книгам на татарском языке, арифметика устная и диктовка.

3-е отделение – закон Божий, арифметика (сложение и вычитание), Таджвид (правила чтения Корана)

4-е отделение – закон Божий, арифметика (умножение и деление), чистописание, чтение кораны, география (России), история, диктовка и этимология.

 

В медресе:

1-е отделение – закон Божий, арифметика (над целыми числами), изречения Магомета (изложение на родном языке), арабский язык, этимология, чтение, священная история, кораны и география Европы.
2-е отделение – закон Божий, изречения Магомета, арифметика (простые дроби), арабский язык (синтаксис), история, география и изложение,
3-е отделение – закон Божий, изречения Магомета, арифметика (десятичные дроби), арабский язык (синтаксис), история России, изложение на родном языке и география. 

Женские татарские школы

Их было две: в первой мектебе по Монастырской улице в доме одного из представителей купеческой династии Тимкиных. В ней учились 96 девочек. Вторая школа находилась по Покровской улице, в доме Хасразаманова, где обучались 60 девочек.

Данные женские школы открыты в том же 1876 году.  Программа и учебники те же, что и в мужской школе. Попечителем всех этих школ состоял Пермский купец Зиганша Ибатуллович Ибатуллин и мулла Хасразаманов.

 

Учебные заведения в Перми в советский период

Приближалась революция 1917 года, которая изменила судьбу страны и всех её институтов, в том числе систему образования для мусульман Перми и губернии.
В 1918 году начали создаваться Комиссариаты по делам мусульман, такой орган появился при Мотовилихинском горисполкоме.

«Комиссариаты по делам мусульман были организованы центральной властью тогда, когда
стала ясно видна полная изолированность национальных мусульманских советов от мусульманского пролетариата, бесполезность и даже вредность их в деле более или менее успешной ориентации мусульманских трудовых масс в современном государственном строю, ибо эти муссоветы своей узко национальной почти шовинистической политикой во многих местностях чуть не подняли мусульманских рабочих… против власти советов», – объясняли цель деятельности данной организации члены Мотивилихинского Комиссариата.

 

Одной из главных своих задач Комиссариат считал: «просвещение и объединение рабочих мусульман на почве признания и поддержания советов». Для этого предполагалось устраивать курсы грамоты для взрослых, открыть библиотеки-читальни с политической литературой и лево-социалистическими газетами, «чтобы и наш мусульманский рабочий наравне с русскими мог знакомиться и разбираться в текущих политических делах».

Также Комиссариат предполагал организовать чтение политических лекций на татарском языке для рабочих мусульман, поднять уровень образования мусульманского населения, школьного и внешкольного образования, ввести обязательное начальное образование для детей обоего пола и определённого возраста для мусульманской части населения.

Однако претворить эти планы в жизнь помешала гражданская война и присутствие армии адмирала  Колчака на территории Пермской губернии.

21 16

Шакирды в медресе Буинска

 

После отступления белых задачи по развитию системы образования для мусульманского населения взял на себя Подотдел просвещения национальных меньшинств при губернском отделе народного образования. В докладах о ситуации в образовании мусульман и обсуждении планов его развития участники совещания обратили внимание на «недостаток работников, на неудовлетворительный уровень культурности мусульманских учителей, на недостаточное количество учителей по губернии».

Было решено, что деятельность подотдела будет охватывать как дошкольное, так и школьное образование. В итоге в 1920-е годы в Перми начала выстраиваться новая советская система образования для мусульман. Стали возникать мусульманские детдома, детсады, школы, клубы. Появление в городах Урала различного рода «мусульманских» заведений зачастую не носило никакого религиозного характера. Слово «мусульманский» было лишь вывеской, показателем, на какую категорию жителей ориентируются данные заведения. С 1919 года воспитание подрастающего поколения шло отнюдь не в исламском духе.

 

«Религия делается основным национальным признаком, – говорил на 1-м Всероссийском мусульманском съезде в мае 1917 года в Москве известный мусульманский политик Ахмедбек Цаликов. – В сравнении с религией язык является моментом второстепенным. Это особенно становится ясным, если мы примем во внимание универсальный характер ислама. Отсюда можно сделать вывод: мусульмане России, без различия этнографического происхождения и несмотря на разнообразие языков, могут мыслить себя как особую нацию. Эта особая нация определяется принадлежностью к исламу и мусульманским сознанием».


На фоне развития событий революции и гражданской войны, мусульмане не смогли стать одним народом. В каждом из них заговорила подавляемая многие годы национальная идентичность. Постепенно начинается расхождение понятий «мусульмане» и «тюрки», а после того, как «панисламизм» и «пантюркизм» были объявлены контрреволюционными движениями, из «тюрок» вычленили «татаро-башкир».

В середине 1920-х годов прошла пропагандистская кампания по изъятию из оборота термина «мусульмане» в связи с событиями в Поволжье и на Урале. Губсовнацмен 6 октября 1923 г. выпустил обращение, согласно которому «всем учреждениям нацмена, именующих себя мусульманскими, впредь именоваться татаро-башкирскими и удалить все внешние признаки (вывески, карточки и т. д.)»

 

16 14

Школа № 8 с татарским уклоном на пересечении улиц Соликамской и Пермской. Фото: Гарифулла Рахимов

 

По информации на 1921 года, в 7-летней школе № 8, ранее носившей название «2-я мусульманская школа 1-й ступени», обучалось 225 детей, разделённых на 7 групп. Они изучали родной язык, географию, историю и естествознание на родном языке (до 5-й ступени), затем те же предметы на русском языке; также изучались русский язык, математика, физика, словесность, музыка, пение, обществоведение и немецкий язык. В школе работало 10 учителей, из них, судя по фамилиям, 3 русских, 1 немец, 6 татар и/или башкир. В школе действовали драматический, библиотечный, физико-математический, литературно-издательский и политический кружки.

В 1923 году из-за нехватки технического персонала учителя бесплатно работали секретарями. Не все родители могли оплачивать обучение своих детей, некоторые прекращали учёбу, кто-то из учащихся даже не имел одежды и обуви, что также заставляло их бросать учиться.

 

16 15

Школа №32 по улице Советской

 

В другой татарской школе, ранее имевшей порядковый № 32, а впоследствии ставшей школой № 19, состав предметов был иным: наряду с обществознанием, математикой, русским языком, пением и татарским языком, здесь изучали географию, рисование, ручной труд, татарскую историю. Проводились занятия по физическому воспитанию.

В 1923 г. также было принято решение об открытии параллельной татарской группы в одной из школ Мотовилихи. Никаких религиозных предметов в учебных планах данных школ не содержалось.

Если ещё в 1919 году пермские педагоги жаловались на отсутствие новых учебников и обилие дореволюционных книг, то уже к 1923 году ситуация изменилась и в регион начали посылать новые учебники, изданные в Татарии.

 

Дошкольное национальное образование

Дошкольное образование было представлено рядом учреждений. В середине 1920-х годов действовал татаро-башкирский детский сад, располагавшийся по адресу Советская, 9.

В детском саду находились 45 детей, условия пребывания которых для того времени были очень неплохими: детсад находился в верхнем этаже просторного дома, имел 7 комнат, кухню, прихожую, тёплую уборную. Здесь работали опытные педагоги, которые вели активную общественную и просветительскую деятельность.

Посетивший для обследования садика чиновник отмечал:

«Детский коллектив организован. Дети спокойно работают и играют. Не замечается ни ссор, ни каких-либо выходок. В саду чисто. Дети были заняты подготовкой к празднику 1 мая, разучивали песни и стихотворения, клеили каски, колпаки и т. д.».


Действовали несколько татаро-башкирских детских домов.

Детдом № 1 располагался по адресу: ул. Торговая, 60. Большинство его воспитанников были татарами, кроме того, было 2 мальчика-вотяка и 1 русская девочка. Дети всех национальностей хорошо говорили и по-русски, и по-татарски, что позволяло избегать трудностей межнационального взаимодействия. Однако оставляло желать лучшего здоровье детей:

«…совершенно здоровых детей только двое, все остальные дети – малокровные, туберкулёзные, трахоматозные…»,

 

а также их психологическое и физическое развитие:

 

«…дети малоразвиты, неподвижны, не активны и не смелы в обращении с посторонними».

Педагогический коллектив детдома состоял из русской заведующей и 4 воспитательниц-татарок с образовательным цензом. Отмечалась нехватка литературы и выделяемых средств.

Очень тяжёлая ситуация царила в татаро-башкирском детдоме № 4, располагавшемся по адресу: улица Троцкого, 210. В нём находились 67 человек при 7 педагогических работниках. Проверявшие его в ноябре 1926 году детские социальные инспекторы были поражены царящей здесь антисанитарией, холодом, в результате чего дети всё время ходили в верхней одежде, спали в ней же ввиду отсутствия нижнего белья по трое на одной кровати (из-за нехватки мебели), «благодаря чему развелась масса насекомых и кожных заболеваний». Не хватало продуктов питания, посуды, отдельные воспитатели не адекватно исполняли свои обязанности. Поэтому «в детях чувствуется забитость, отсталость от общественной жизни», как отметили проверяющие.

Параллельно с созданием советской системы образования для татаро-башкирского населения предпринимались активные меры по борьбе с мусульманскими религиозными школами: преподавание религии ограничивалось жёсткими административными рамками, закрывались уже существующие школы, властями не давалось разрешение на открытие новых.

Из-за отсутствия дореволюционной базы здания школы не отвечали элементарным требованиям санитарии и гигиены: вместо парт – ветхие доски, во многих школах не было шкафов, помещения были маленькими. Качественный состав учителей по школьной переписи 1927 года выявил, что среди татарских педагогов нет ни одного с высшим образованием; только 41,8 % окончили медресе, что соответствовало уровню младшей школы. Среднее образование имели 26,5 % педагогов, тогда как в русских школах дипломом о среднем образовании обладали 91,8 % учителей.

С целью подготовки педагогических кадров для школ «нацмен» в Перми наряду с Екатеринбургом, Троицком, Тобольском, Томском и другими городами был организован татаро-башкирский педагогический техникум. В Перми он был основан в 1929 г. как филиал Уральского педагогического техникума (г. Свердловск).

 

21 17

Свердловский татаро-башкирский педагогический техникум. 1919-1929.
Фото: Рустам Бикбов

 

С 1930 г. при Пермском педтехникуме существовало татаро-башкирское отделение. Фактической датой рождения педтехникума как самостоятельного учебного заведения является 19 ноября 1932 года.

В 1930/31 учебном году на отделении учились 18 человек, а на июль 1932/33 учебного года – 141 человек. В 1933 г. состоялся первый выпуск учителей для татаро-башкирских школ 1-й ступени.

Как отмечает екатеринбургский краевед Р. Бикбов, основной проблемой был недостаток помещений для занятий, студентам приходилось заниматься в коридорах и на лестницах.

 

«Из-за отсутствия электроосвещения, – писал А. Кензин, – утренние и вечерние занятия велись при керосиновых лампах, причём одна лампа приходилась на целый класс, к тому же были перебои в отоплении техникума» 


К концу 1930-х годов учебное заведение вышло на качественный новый уровень, улучшив свою материальную базу. В 1940 году оно получило название «Молотовский татаро-башкирский педагогический техникум», в нём учились 254 студента, из них 77 получили дипломы выпускников.

В техникуме работали 25 педагога, из которых 7 имели высшее, 11 – неоконченное высшее, а 7 – среднее образование. Техникум обеспечивал татаро-башкирские школы региона столь необходимыми там педагогами.

В 1942 году техникум был переведён в село Кояново Молотовской области, находился в ведении Наркомата просвещения Башкирской АССР. Обучение велось на дневном отделении по специальности «учитель начальных классов».

К 1955 г. число обучающихся сократилось до 119 человек, из которых 30 составляли выпускники. При училище действовали кабинеты языка и литературы, физики и математики, географии, музыки, военный кабинет, мастерские, библиотека, актовый зал и общежитие для студентов.

 

21 15

Пермское медресе при Соборной мечети

 

В 1956 г. техникум был преобразован в татарское отделение Осинского педагогического училища, однако в годы правления Хрущёва, как и другие учебные заведения разных уровней для татар и башкир (как и большинство газет), техникум был закрыт. За годы работы техникума было подготовлено более 800 специалистов.

После смерти Иосифа Сталина образовательные учреждения для татар и башкир в Перми, как и по всей стране, прекратили свою работу, вследствие чего в послевоенное время начала происходить утрата языка и традиций.


Заключение.


Демократизация общественной жизни в постсоветский период позволила вновь открыть в Перми учебные заведения разных уровней (курсы по изучению татарского языка, примечетские курсы, мусульманский колледж «Тарик», мусульманские гимназии) для татар и башкир и мусульман этих национальностей, живущих и работающих в Перми. Изучение истории мусульманского и национального татаро-башкирского образования в Перми важно при реализации современных образовательных программ, так как именно знание и опора на традиции позволяют уверенно смотреть в будущее.

Источник: Старостин А.Н., Бибарсов И.А. Исламские и татаро-башкирские учебные заведения Перми в конце XIX – первой половине ХХ века. Minbar. Islamic Studies. 2018;11(1):38-51.

 

Альбина Шаймухаметова

Добавить комментарий



loading...

Юбилей Победы

9 May Banner

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


HABEPX