Кто она - автор одной из первых книг о татарской кухне?

        Одна из первых изданных книг о татарской кухне - «Аш остасы» («Мастер кулинарии»), выпущенная в 1915 году. Примечательно то, что автором этой книги была женщина, дочь знаменитого мусульманского деятеля и имама Габдерашита Ибрагима - Фаузия Ибрагимова. «Миллиард.татар» публикует отрывок из переиздания этой книги, в котором внучатая племянница Фаузии Ибрагимовой, Несилихан Арул Аксой, рассказывает о своей семье. 

«Различия и сходство передаются через гены»

Это рассказ об одной семье, который связан с холодной Сибирской землей… Эта история о выживании, смелости, честности и о следе, оставленном в истории… Началась она с Габдерашита Ибрагима и продолжалась в его сильной дочери Фаузие Габдерашит. В этой истории я уже внучка, идущая по стопам своей семьи…


Неслихан Арул Аксой приехала в Казань на презентацию книги своей прабабушки
Фаузии Ибрагимовой «Мастер кулинарии (Аш остасы)», переизданную КИУ им. В.Г. Тимирясова
Источник фото: kitaphane.tatarstan.ru


Различия и сходство передаются через гены. В чем их тайный смысл, неизвестно. Есть такие люди, которые сохраняют и передают свои гены из поколения в поколение. При виде их вы просто замираете от ошеломления и не можете их забыть…

Если спустя годы мы до сих пор вспоминаем о некоторых личностях, на это есть причины. Несмотря на то, что эпохи стремительно меняются, есть люди, неподвластные времени, их имена живут веками. 

Моя тетя по папиной линии - Фаузия Габдерашит, дочь моего дедушки Габдерашита Ибрагима, первого представителя российских тюрков, путешественника, писателя, кадия, общественного лидера, принесшего в Японию ислам. Фаузия была одной из женщин Турции, посвятившей свою жизнь, как и ее отец, просвещению народа, тому, чтобы люди жили в единстве, согласии и мире друг с другом. Естественно, будучи воспитанницей Габдерашита Ибрагима, она разделяла его мировоззрение, была просветителем и новатором по натуре, она умела сравнивать мир и различные культуры, была индивидом, посвятившим себя как мирским заботам, так и проблеме, как быть современной женщиной. Безусловно, ее отец и сама Фаузия были людьми с широким кругозором, интересовались мировой политикой. Неспокойные времена на их родине, активная политическая жизнь, когда Фаузия находилась рядом со своим отцом — все это обусловило то, что она, как и отец, придерживалась широких прогрессивных взглядов. Положение A. Ибрагима - лидера мусульман России, политическая обстановка возлагали большую ответственность на них, а впоследствии и на всю нашу семью.

Фаузия Габдерашит является моей старшей тетей с папиной стороны. Я дочь Гюльсен Искер, дочери Тимура (Дамира), который был сыном А. Ибрагима и Гаян-ханум.

Фаузия Габдерашит была замужем за Нафизом Догрулом, братом Омера Рыза Догрула - зятя Мехмета Акифа Эрсоя. Будучи студенткой университета, я жила вместе с тетей Фаузией в районе Фындыкзаде в Стамбуле. Это были ее последние годы. 

Ее влияние на мое интеллектуальное и культурное развитие было огромным. Каждая минута, проведенная рядом с тетей, знавшей мир, умевшей идеально сформировать свою точку зрения, проявлять мудрость в отношениях с людьми, обладавшей хорошей дальновидностью, умевшей успешно совмещать в себе женские качества и при этом оставаться современной, давала мне возможность узнать много нового, поэтому я до сих пор с благодарностью и похвалой вспоминаю ее.

Как рассказывала сама тетя Фаузия Габдерашит, сознательное понимание ее отцом своего предназначения пришло в год, когда он в первый раз отправился в хадж и увидел огромное количество мусульман из различных стран мира на одной земле. Благодаря довольно развитой наблюдательности, налаженному социальному общению у него возникли отличная от других точка зрения и прекрасная мечта об объединении всех мусульман. В хутбах говорится о понятии «Иттихад-ы Ислам», что означает «Союз ислама». И он считал, что из-за отсутствия у мусульман общего языка они не могут воспользоваться хутбой.

«Фаузия Габдерашит стала соратником своего отца в прямом смысле слова»

С другой стороны, по словам тети Фаузии, отправной точкой изменения политических взглядов ее отца, связанных с Россией, и, в частности, его решительной позиции относительно российских мусульман, послужили аресты, которым он время от времени подвергался. Его возмущало, что мусульмане терпели гнет в суровых природных условиях Сибири. Это сподвигло его к действиям, направленным на повышение самосознания общества. Находившийся некоторое время под стражей Ибрагим, словно подтверждая поговорку «нет худа без добра», в этот период осознает одну очень важную вещь. Благодаря среде, в которую он попал, и людям он окончательно определился со своей точкой зрения: теперь он знал, что хочет делать.

Фаузия Габдерашит стала соратником своего отца в прямом смысле слова. Она до конца жизни оставалась с ним на связи, прибегая ко всем возможным способам установления контакта при любых обстоятельствах и условиях. Отец и дочь, которые при встрече вели весьма глубокие идейные беседы, во время бесчисленных заграничных командировок Ибрагима общались через письма или послания, передаваемые через посредников. Тетя Фаузия мне сама подробно рассказывала, как она неоднократно лично доставляла адресатам письма, документы или указания подгрифом «совершенно секретно». Для получения морального одобрения Габдерашит делился со своей дочерью Фаузией информацией по поводу принятого им того или иного решения или поступка, совершенного им в силу обязательных, но непредвиденных изменений. Особенно часто он прибегал к ее помощи в годы, проведенные в Японии.


Г. Ибрагимов в Японии
Источник фото: из открытых источников ieml.ru


Фаузия была не только дочерью одного из самых известных ученых исламского мира Габдерашита Ибрагима, но и женщиной, которая успешно сочетала в себе мусульманское и западное мышление. Принимая во внимание годы, в которые она родилась: войны, политические потрясения и революции, - хочется еще больше подчеркнуть достигнутые ею успехи.

Другая дочь Габдерашита Ибрагима и моя тетя - Кадрия, так же, как и Фаузия, была талантлива. Она, учившаяся игре на фортепиано в Вене, в 1900-х годах способствовала появлению классической музыки в Стамбуле, открыла курсы, на которых старалась привить турецким женщинам любовь к классической музыке. Благодаря степени бакалавра и владению несколькими языками она зарабатывала себе на жизнь, занимаясь переводами литературных произведений и официальных документов. Она была замужем за дипломатом того времени Вефа-беем. Своих детей они не имели, у них был один приемный ребенок.

Тетя Фаузия Габдерашит, в отличие от Кадрии, больше была связана с политикой. Она, с одной стороны, как и ее отец, участвовала в политической борьбе, вела достаточно динамичный образ жизни, с другой - достойно несла образ современной женщины и способствовала его продвижению.

Фаузия Габдерашит смотрела на проблему женщины в обществе со среднеазиатской позиции. В частности, по мнению турков-националистов, женщина, как и на Западе, должна была участвовать в общественной жизни и одновременно сохранять идентичность мусульманской турецкой женщины. Ссылаясь на произведение Гаспралы Исмаил-бея (Исмаила Гаспринского) «Женская страна», она пропагандировала образ женщины, обладающей одинаковыми правами с мужчинами, демократичной, современной и, что важно, авторитетной, который соответствовал бы представлениям известных мыслителей тюркского мира, таких как Касым Эмин бей и Фатик Карим. Все это она рассказала мне лично.

Новый взгляд на женщин

По мнению Фаузии Габдерашит, создавался портрет женщины, способной на самовыражение в искусстве, образовании, культуре и, как следствие, разбирающейся во всех культурах мира, образ женщины с литературным вкусом и сознанием, женщины, которая познала себя интеллектуальной и смелой. Она сама побывала во многих зарубежных странах с отцом, где наблюдала за общественными организациями.

В 1925 году в Стамбуле начал издаваться журнал «Асар-ы Нисван» («Произведения женщин») - своего рода национальный семейный журнал, владельцем и ответственным директором которого была Фаузия Габдерашит.

Выпуски журнала «Асар-ы Нисван» с самого начала выходили иллюстрированными. Первые номера издавались на османско-турецком языке раз в пятнадцать дней, после двадцатого номера журнал начал выходить под названием «Женские записки» раз в месяц. В нем уделялось большое внимание проблемам женщины, семьи, супругов, хороших мам, образования, красоты, заботы, домашнего хозяйства. За основу в журнале был взят принцип сравнения: давалась информация о женщинах других национальностей мира. Больше всех статей писали Фаузия Габдерашит и ее сестра Кадрия. Кроме них было еще пять значимых авторов, писавших для издания: Мевхибе Иджлал, Гюль Хатун, Белкис Гюрд, Захиде Агазаде, Эмине Мюэйет.

Журнал «Асар-ы Нисван» полностью поддерживал позицию Мустафы Кемаля Ататюрка в отношении прав женщин, затрагивал и мировые вести, важной частью которых были новости о внешнем облике женщин, участвующих в общественной жизни. Особенно при каждом удобном случае подчеркивалась роль образования в обществе, которое считалось основой. Здесь хочется подчеркнуть, что «Асар-ы Нисван», разместив на обложке первого номера фотографию Гази Мустафы Кемаля Ататюрка c Латифе-ханум с подписью «Наш Президент Гази Мустафа Кемаль-паша и его супруга леди Латифе Мустафа Кемаль», вызвал большой ажиотаж.

Освещаемые в журнале темы в основном касались культуры и представляли точки зрения различных авторов-женщин. Одной из самых известных публикаций журнала, создавшей много шума, была статья Фаузии Габдерашит «Причины угасания в нашей литературной жизни» о застое, переживаемом в турецкой литературе, о том, что устные и письменные переводы являются препятствием на пути формирования оригинальной национальной литературы.


Обложка журнала «Асар-ы нисван»
Источник фото: из открытых источников ieml.ru


Однако на протяжении всей своей жизни Фаузия Габдерашит сосредотачивала свое внимание на зарубежных моделях женщины и семьи, особенно японских, русских, индийских, финских и американских.
Журнал «Асар-ы Нисван» выражал инновационные взгляды, аналоги которых встречаются крайне редко даже в наше время. Образование. Образование. Образование. Образование женщины и воспитание ею ребенка… Вот где ключ к разгадке.

Если образовательные учреждения не будут идти в ногу со временем, можно ли будет получить желаемую отдачу? Если в школах для девочек будут работать учителя и воспитательницы с хорошим образованием, тогда и ученики, находящиеся на их обучении и воспитании, вырастут хорошо образованными и культурными людьми с запасом необходимых знаний, умений и навыков. Необходимо придавать значение и детской литературе. Страны с богатой детской литературой следует рассматривать как очень успешные, так как они осознали важность этого.

Тетя Фаузия - пример просвещенной женщины, которая долгие годы занималась издательской деятельностью, путешествовала по миру, в результате чего еще более приумножила накопленные ею знания, навыки и расширила свое социальное окружение. В этом смысле я всегда чувствовала себя счастливой от того, что жила с ней какое-то время в одном доме. Ее влияние на меня было огромным. Ее умение распознать человека, чувство уверенности в себе, которое она внушала молодежи в своем окружении, способность быстро принимать решения и мудро действовать — все это оставило во мне глубокий след. Она на очень хорошем уровне владела французским, русскими английским языками. Много путешествовала, из-за командировок супруга в течение многих лет жила в египетском дворце. При поддержке отца и благодаря своему предпринимательскому духу она открыла школу поблизости от Дворца Топкапы в Стамбуле, долгие годы как администратор участвовала в ее управлении им и тем самым способствовала развитию образования.

Написанные ею на английском и французском языках книги, в которых на понятном для детей языке в виде небольших историй повествовалось о жизни Пророка Мухаммеда, наделали в то время много шума. В последние годы жизни ей доставляло большое удовольствие слушать, как я (мне тогда было около 16 лет) читаю вслух произведение «Сафахат» («Эпохи»). Иногда она останавливала меня, комментировала каждую строчку, давала детальные разъяснения и, конечно же, пересказывала беседы ее отца с Мехметом Акифом. Она постоянно подчеркивала, что все, что она знает, очень важно и что вместе с ней умрет и живой свидетель.

«Я не была мамой, но это мои дети»

В то же время Фаузия Габдерашит демонстрировала и манеры государственного деятеля. В своих выступлениях она призывала: турецкий народ только вышел из долгосрочной войны, общество только воспрянуло из пепла, и, следовательно, не нужно ждать от государства удовлетворения всех своих потребностей, каждый индивид должен сам прилагать усилия, производить, творить. «У нас есть одна традиция: мы все ждем от правительства. Или же уповаем на закон и порядок. Пусть граждане пользуются своим умом, скажут наконец "Давайте выбросим это зло" или "Давайте больше идти по дороге добра", пусть они окажут государству поддержку, чтобы оно еще больше окрепло!»

В России Фаузия Габдерашит имела обыкновение каждый день под вечер, часов в пять, пить чай с молоком из своей серо-белой фарфоровой чашки (ее она привезла с собой в Турцию из России). В это время она старалась не наедаться, однако всегда позволяла себе к чаю маленький бублик. Она не употребляла тяжелой пищи, ела мало. Гораздо важнее для нее было наличие мясного бульона. Когда понимала, что заболевает, тотчас принималась есть суп, приготовленный на мясном бульоне, и желала себе скорейшего выздоровления.

Фаузия не любила много вещей и одежды: она не заполняла платяные шкафы и хранила лишь некоторые вещи, которые носила. Она была очень стильная. К каждому платью подбирала тонкие чулки, туфли на невысоком каблуке и шелковый платок. 

Когда приходило время молиться, она тихо исчезала. Бывало, позовешь ее, а она не слышит: всем сердцем, закрыв глаза, читает молитвы. Она любила перебирать четки.

Ходила медленно, не торопясь. В область ее интересов входили кройка и шитье, вышивание, приготовление блюд, составление меню.

Тетя Фаузия следила за всеми без исключения периодическими изданиями, выходящими в Европе и Америке, особенно за журналами женскими и касающимися общественной жизни, собирала их. Женщин она хотела видеть образованными, с развитым интеллектом, культурными, которые не только украшают свой дом, но и обладают своим видением общественной жизни. Она прилагала все усилия, чтобы женщины имели возможность получить профессию, иметь цель в жизни, чтобы они обладали такими социальными качествами, как дальновидность и целеустремленность. У нее были друзья во многих странах мира, ей были хорошо знакомы особенности жизни общества в разных государствах. Если к ней приезжали друзья из Финляндии, она просила своих знакомых из Ирана посодействовать со стипендией для их успешных детей, которые там учились. Те потом приходили к ней на поклон, чтобы поцеловать ей руку", например, после окончания медицинского факультета. Тетя говорила: «Я не была мамой, но это мои дети».

К ней в гости ходили принцессы

На ее адрес каждый день приходили письма. Мне доставляло удовольствие забирать их, бежать по лестнице вверх и отдавать их ей. «Угадай, из какой страны и кто написал?» - спрашивала я. Конверт при этом прятала за спиной! Включаясь в эту игру, она, как ребенок, хлопала в ладоши. Мы остроумно шутили, смеялись. Если я была расстроена чем то, то она сразу это чувствовала: укладывала меня к себе на колени, делала легкий массаж. Я же рассказывала ей о том, что меня мучило. Она смеялась и говорила: «Ах, ты еще так молода, нашла, о чем тужить». С тех пор пролетели годы. Я узнала многое из ее жизни, была поражена и поняла следующее. Да, ее жизнь сплошь состояла из одних трудностей! Но могу на сто процентов сказать, что она умерла очень счастливой. Она с легкостью попрощалась с жизнью, в которой каждая минута была прожита насыщенно и в нужном месте.

В наш дом в районе Фындыкзаде Стамбула приходили и принцессы. Помню, как я за руку поздоровалась с одной принцессой, руки ее были настолько мягкими, что мне показалось, будто я дотронулась до облака. Позднее, когда я рассказала об этом тете Фаузие, она долго смеялась, хлопая в ладоши, и сказала: «На протяжении всей своей жизни они никогда не работали, руки в воде не мочили, ты тоже не забывай об этом, уход за руками очень важен».

Когда ей было скучно, она раскладывала пасьянс. Всегда говорила, что пасьянс развивает интеллект и что все должны уметь играть в эту стратегическую игру.

Зиннур-ханум, одна из владелиц известного русского ресторана Rejans, расположенного недалеко от исторического туннеля в Стамбуле, и тетя Фаузия были близкими подругами. Зиннур-ханум часто приходила к нам домой. Кроме того, частенько у нас бывали ее друзья, которые держали китайский ресторан в местечке Гумюшсую района Таксим в Стамбуле, они приходили большой и дружной толпой.
У тети Фаузии были друзья из Финляндии. Они часто вспоминали самовар из литого золота. Насколько мне известно, этот самовар предназначался Габдерашиту Ибрагиму в качестве подарка, который хотели ему преподнести в Финляндии в знак благодарности. Этот подарок не пришелся дедушке по вкусу, и он вежливо от него отказался. Но…самовар похитили. Тетя Фаузия рассказывала, что причиной отказа дедушки от этого благородного подарка являлось то, что он не хотел принимать подарок от мусульман, едва сводивших концы с концами, но сам факт исчезновения самовара крайне расстроил ее семью. По рассказам тети, Габдерашит Ибрагим из каждой страны, в которой был, старался отправлять семье немного денег, и отправлял он эти деньги через консульства представителю семьи - моей тете Фаузие. А она в свою очередь старалась разделить и без того небольшую сумму между родными сестрами и братьями, которые были еще так малы. Она возложила на себя миссию выжить и шла против ветра…

Тетя Фаузия Габдерашит была особенной женщиной. Она жила в неспокойный период, но крепко стояла на ногах. После себя она оставила запоминающийся след. Она была сильной женщиной. Ее можно назвать выдающейся личностью. Да снизойдет милость Аллаха на тетю Фаузию, которая в последние годы своей жизни передавала мне свои наставления как завещание.

Думаю, если бы она видела, как я стараюсь, чтобы имена людей и воспоминания о семье продолжали жить, она бы гордилась мной. Потому что я сдержала данное ей слово. Пусть душа ее покоится с миром.


Мастер кулинарии: подарок для дам = Аш остасы: ханымнарга һәдия / Ф. Ибрагимова.
Казань : Изд-во «Познание» Казанского инновационного университета, 2017
Источник фото: tyk.tatar

 «Вот в этой нашей вековой экономической борьбе с иностранцами женщина-турчанка сыграет свою большую роль. Однако, даже называя ее "современной турецкой женщиной", мы хотим показать, что быть современной не значит быть женщиной со склонностью к моде и внешней атрибутике: наносить "западные" румяна, пользоваться пудрой, одеколоном и благовониями, стричь волосы, носить короткую юбку, танцевать фокстрот и танго, гулять по паркам. Такие несерьезные вещи на Западе не являются обязательно необходимыми атрибутами современной женщины, осовремененные таким образом женщины не смогут быть по-настоящему полезными в нашей экономической борьбе.

На Западе настоящая современная женщина осознает, что она прежде всего человек.

В наш век самая высокая миссия человека - овладеть профессией и работать. В наше время, чтобы работать, нужно было уметь читать и писать, то есть быть грамотным, и освоить определенное дело. Человек, не знающий какое-нибудь дело, без работы (будь то мужчина или женщина) не мог считаться современным.

Значит, главная цель современной женщины — это не разгуливать по улицам и торговым рядам, предварительно принарядившись, а получить определенную профессию и работать.

Именно такие современные черты турецкой женщины мы хотим в ней видеть…»

Источник фото на анонсеtyk.tatar

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


HABEPX