Эльмир Низамов: «Нам нужно научиться не ждать, пока кто-то заметит наши таланты». Продолжение

       

На территории Болгарского музея-заповедника прошел показ оперы Эльмира Низамова «Кара Пулат» на либретто Рената Хариса

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«В планах сделать в Болгаре целый фестиваль»

Недавно «Черная палата» стала дипломантом премии «Золотой Трезини». Говорит ли это об интересе широкой публики к национальному академическому искусству?

Конечно. Я вижу много людей, которые интересуются этим. И количество людей, которое приехало посмотреть спектакль этим летом в Болгар, о многом говорит.

Многих своих знакомых я звал посмотреть «Кара Пулат» в Тинчуринском театре. Некоторые по разным причинам прийти не смогли. Но несмотря на то, что ехать до Болгара четыре часа, вечером, они брали свои семьи и приезжали. Это ли не говорит об интересе публики?

Главное – найти форму, подход. В данном случае такой необычный формат спектакля сработал. И надо сказать спасибо нашему первому Президенту республики Минтимеру Шаймиеву за возможность воплощения нашего первоначального замысла спектакля – постановки на фоне настоящей Черной палаты.

Те, кто упустил возможность увидеть историческую постановку, смогут ли наверстать упущенное?

Я знаю, что в планах сделать в Болгаре целый фестиваль. Надеюсь, на следующий год вы увидите не только «Черную палату», но и театрализованные представления, концерты.

Говоря о предстоящих проектах, сейчас над крупными сочинениями работаете?

Сейчас я пишу Концерт для органа с оркестром для органного фестиваля Госоркестра РТ, который пройдет весной. Кстати, заказ был сделан как раз через программу Союза композиторов России «Ноты и квоты».

В декабре планируете провести концерт академической музыки. Что это будет?

В декабре пройдет концерт с камерным оркестром La Primavera, с которым я много лет сотрудничаю. На своих концертах они иногда исполняют мою музыку. На этом концерте мне хочется собрать сочинения, которые когда-то были написаны для этого оркестра.

Еще в этот вечер прозвучит много музыки из спектаклей. Я много работаю с театрами, и мне бы хотелось, чтобы музыка, написанная для них, звучала и самостоятельно. В концерте принимает участие одна из самых уникальных певиц нашей республики Алина Шарипжанова, с которой мы работаем уже много лет вместе.

Также прозвучит мое редко исполняемое произведение – Концерт для губной гармошки и оркестра. Кстати, в YouTube запись концерта собрала много просмотров. А в этот вечер его исполнит Азат Хасапов вместе с La Primavera. Еще вы услышите много необычных коллабораций.

«У фестиваля «Ветер перемен» тоже есть своя публика, которая интересуется качественной эстрадой, ходит каждый год на концерты»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Публика сама поощряет низкий уровень эстрады»

Вы работаете в разных жанрах, в том числе в жанре татарской эстрады. Сегодня на ее счет бытует разное мнение. Сам Президент РТ Рустам Минниханов был идейным вдохновителем фестиваля «Ветер перемен», который должен был поднять уровень эстрады в республике. Как на ваш взгляд, чего сейчас ей не хватает?

Мне кажется, что музыка всегда находится в поиске. У нас много музыкантов, которые работают в жанре популярной музыки. Это не только те артисты, которые мелькают на TV-каналах. Это и андеграундные, молодежные группы.

Если говорить про эстраду глобально, то она является зеркалом общества. Эстрада развивается или не развивается не только потому, что на сцене музыканты что-то делают или не делают. Вопрос еще в том, а кто будет это слушать? Какая публика? Это сообщающиеся сосуды.

Мы можем сделать прекрасный концерт с живым оркестром, с ультрамодными современными музыкантами, но широкие массы все равно пойдут на свои любимые концерты.

Будь моя воля, я бы вообще сделал так, чтобы давали исключительно высокопрофессиональные концерты – с живым звуком, музыкантами с большой буквы. Но такие концерты делать дорого, а зритель привык к другому формату концертов и на новое идет с меньшей охотой.

У фестиваля «Ветер перемен» тоже есть своя публика, которая интересуется качественной эстрадой, ходит каждый год на концерты. Но широкий зритель часто выбирает что-то другое. Поэтому, когда говорят, что у нас эстрада находится на низком уровне, мне кажется, публика сама поощряет такой уровень.

С одной стороны, можно сказать, что спрос определяет предложение, но с другой – можно попытаться перевести на ступень выше и самого слушателя. Что для этого нужно?

Для этого нужно просвещение. Чтобы люди узнавали, знакомились с новой для себя музыкой.

Телевидение остается одним из главных ресурсов популяризации того или иного явления. Чтобы качественный контент попал на телевидение, нужно, чтобы кто-то проспонсировал этот показ. Сегодня почти все радиостанции, телевещания коммерческие. Если ты заплатил деньги – они будут крутить почти все что угодно, не задумываясь о том, отвечает оно качеству высокой эстрады или нет. Очень часто талантливые музыканты не могут свой продукт через эти ресурсы протолкнуть. Соответственно, и публика о нем не узнает.

Если бы с утра до ночи у нас ставили произведения Рустема Яхина, крутили классику, джазовые концерты и высокую эстраду, возможно, что-то поменялось бы. Но это невозможно. Любой телеканал спросит: «А кто за это будет платить?» Но я думаю, что мы постепенно сдвинемся в сторону этого направления. По крайней мере, я в это верю.

Вы активно работаете с молодыми эстрадными певцами – Эльмирой Калимуллиной, Ильгизом Мухутдиновым... Не думали ли выступить в качестве продюсера и создать свой музыкальный коллектив?

Всю свою жизнь я занимаюсь совершенно разными проектами. И мне кажется, если я уйду в продюсирование, рано или поздно в этом амплуа мне станет тесно.

Хотя в феврале я готовлю свой творческий вечер именно эстрадной песни. Мне кажется, что я накопил достаточный багаж, и мне бы хотелось отдельно представить эту сторону своего творчества.

Где состоится концерт?

В КРК «Пирамида». Я планирую собрать там своих друзей-певцов, с которыми я дружу много лет. Они исполнят уже полюбившиеся многим песни. И я надеюсь, что в «Пирамиде» воцарится царствие живого звука. Планирую пригласить оркестр.

На ваш взгляд, в чем будущее нашей татарской эстрады? Например, вы сотрудничаете с теми, кто занимается экспериментальной музыкой. Как вы считаете, это все останется нишевым продуктом для посвященных или вкусы будут меняться у публики?

«Мое поколение ищет что-то необычное в татарской музыке. Спрос уже есть, но пока только в узких кругах. К примеру, когда Мубай делает свои редкие концерты – в зале яблоку негде упасть»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Я думаю, что это опять-таки вопрос времени и просвещения. К примеру, мое поколение ищет что-то необычное в татарской музыке. Спрос уже есть, но пока только в узких кругах. К примеру, когда Мубай делает свои редкие концерты – в зале яблоку негде упасть.

Складывается впечатление, что мы умеем делать хорошую музыку, но она остается вещью в себе. Словно мы не можем создать продукт, который заинтересует людей других национальностей и стран. Хотя есть примеры турецкой эстрады – о ней знать никто не знал, пока не появился Таркан…

Чтобы создавать музыку, интересную для всего мира, нужно самому интересоваться всемирной музыкой. Надо знать, что там происходит. Не нужно по-снобски относиться к этому вопросу: делать свою музыку и думать, что все кругом слишком глупые, чтобы ее понять. Только в мировом контексте и при этом опираясь на свой материал, можно создать что-то стоящее.

К примеру, когда я пишу музыку, я не ставлю себе цели понравиться только определенному кругу. Мне хочется, чтобы моя музыка была интересна слушателю в принципе – и тому, кто знает татарский язык, и тому, кто не знает. Мы же слушаем итальянскую, испанскую, французскую музыку, не понимая языка.

Есть и еще один момент. Чаще всего за любым крупным музыкальным брендом стоит мощнейший пиар и финансовая поддержка. Как вы думаете, обратят на нашу культуру внимание, если включить в голливудский фильм татарскую песню?

Вспомните, какой был резонанс, когда песню «Ай, былбылым» в исполнении Дины Гариповой включили в сериал «Зулейха открывает глаза», который шел на федеральном канале. Какое количество русскоязычной публики, которая не знает ни этой песни, ни этого языка, начали ее слушать! Все потому, что ее грамотно преподнесли. Примерно тот же самый эффект произошел с моей песней "Өмет йолдызы" в исполнении Эльмиры Калимуллиной, которая тоже прозвучала в этом сериале. Нам до сих пор высылают каверы этой песни и многие исполнители, которые не являются татарами.

Если бы таких коллабораций было больше, мы бы привлекли к себе внимание публики.

Еще один пример – певица Алсу. Отец поверил, вложился в ее продвижение, и правильно сделал. На пике своей популярности она записала альбом с татарскими песнями – и его слушали далеко не только татары. Если бы не было такого феномена, как Алсу, кто бы стал слушать эти песни?

Нам нужно научиться не ждать, что кто-то заметит наши таланты и продвинет их. Нужно брать инициативу в руки и самим вкладываться в свои таланты и создавать своих звезд.

источник: Татар-информ (Tatar-inform)

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


HABEPX