Фильм «Мы — дети 41-го года» - отражение незнакомых страниц истории

      В Татарстане начались съёмки нового фильма «Мы — дети 41-го года» по мотивам повести народного писателя Мухаммета Магдеева. Чем отличается кинокартина от других фильмов о войне, о сложностях во время съёмок и чем пахнет хлеб, испечённый по военному рецепту, рассказала директор ГБУК РТ «Татаркино» Миляуша Айтуганова и актёр Татарского государственного театра юного зрителя им. Г. Кариева Булат Гатауллин.

— Фильмы о войне занимают отдельное, довольно объёмное место в нашем кинематографе. Почему идея показалась интересной?

М. А.: Действительно, фильмов о войне много. Но тема, которая в центре внимания произведения Мухаммета Магдеева «Мы — дети 41-го года», встречается не часто. Это история о том, как во время войны 14-15-летние подростки учились в педагогическом училище. В фильме война — это скорее фон. Мы понимаем, что у этих ребят на войне отцы, старшие братья, в родной деревне матери растят малолетних детей, ждут весточек с фронта. Но в училище в это время кипит жизнь. Лично мне была не знакома жизнь тыла именно с этой точки зрения. Жизнелюбие, тонкий юмор автора текста подкупают с первых минут. Поэтому цель нашего проекта — экранизировать глубоко личную, но в то же время незнакомую массовому зрителю страницу военной истории. А поскольку Великая Отечественная война в разных проявлениях коснулась каждой семьи в нашей стране, надеюсь, фильм отзовётся в сердцах зрителей.

Б. Г.: Да, к сожалению, вой­на не обошла стороной ни одну семью. Думаю, именно поэтому эта тема откликается в каждом из нас. Мой дед дошёл до Берлина и был удостоен многих наград. Это ордена Отечественной вой­ны первой и второй степени, орден Красной звезды, медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Поэтому для меня это личная и близкая тема. И если в большинстве фильмов и произведений о тех событиях мы в первую очередь видим ужасы войны, здесь на первый план выходят простые, но важные вещи — вера молодых людей в победу, желание учиться, несмотря на тяжёлые условия военного времени, и надежда на будущее. Это кино про внутреннюю силу, веру. Думаю, в числе многих целей, которые ставит перед собой этот проект — желание сблизить две эпохи, увидеть и попытаться понять, представить, как жили в то время наши сверстники. Лично для меня это своеобразная благодарность тому поколению.

— В чём состоят сложности во время подготовки к съёмкам и непосредственно съёмок?

М. А.: Сложность съёмочного процесса состоит в реконструкции эпохи. Благо, что не разрушены здания, где находилось Арское педагогическое училище в военные годы. Примечательно и то, что часть съёмок проходит на родине писателя в деревне Губурчак Арского района Респуб­лики Татарстан. Вся съёмочная группа трепетно относится к личным вещам Мухаммета Магдеева, которые используются в процессе съёмок: деревянный чемодан, с которым автор произведения отправился на учёбу, книги и учебные принадлежности. Спасибо огромное Арскому краеведческому музею, который предоставил свои экспонаты для воспроизведения эпохи.

— Булат, а для Вас? Расскажите о своём персонаже. В чём была сложность работы над этой ролью?

Б. Г.: Моего героя зовут Ильяс. Прообразом Ильяса стал сам автор произведения «Мы — дети 41-го года» Мухаммет Магдеев. Думаю, сложность состоит в том, что Мухаммет абый — реальная историческая личность, а само произведение является классикой татарской литературы, которую многие читали и полюбили ещё в детстве. Это большая ответственность. Хотелось бы максимально передать характер и мировоззрение Мухаммета абый.

— Известно, что в фильме принимают участие непрофессиональные актёры. Есть ли для Вас разница в работе с профессиональными и непрофессиональными актёрами?

М. А.: Действительно, в картине снимаются деревенские жители, земляки писателя. Очень органичные. С двух дублей записали.

Б. Г.: Все актёры прошли большой кастинг. Живое сердце и трудолюбие — главные показатели профессионализма. Эти качества присущи каждому в команде.

— Далеко ли отошли от оригинала в написании сценария?

М. А.: Сценарий фильма максимально приближен к оригинальному произведению. Живы наследники автора, его дети, поэтому для них очень важно сохранить наследие отца. Права на экранизацию нам дали именно с этим условием — сохранить атмосферу произведения.

— Какой бюджет картины?

М. А.: Финансирование фильма выделено в рамках Республиканской государственной программы по сохранению идентичности татарского народа. Общий бюджет — 4 млн 770 тысяч рублей.

— Расскажите о самом запомнившемся моменте со съёмок. Понимаю, они только начались, но, возможно, уже что-то запало в душу.

М.А.: Съёмки ещё только начались. Мы сняли зимние сцены всего за два съёмочных дня. Но уже есть моменты, которые запомнятся надолго. Например, специально для наших съёмок испекли хлеб по военному рецепту. Этот хлеб даже пахнет по-особенному! Ещё мы нашли дом 40-х годов. Там жила женщина, проработавшая всю жизнь в деревенской библиотеке. Она умерла семь лет назад, но дом сохранился в отличном состоянии, и даже одежду из сундуков мы с разрешения её сына использовали для создания образов героев фильма.

Б. Г.: За всё время съёмок зимних сцен, некоторые из которых снимались в деревне Мухаммета Магдеева, меня не покидало невероятное ощущение того, что я хожу по земле, по которой когда-то бегал сам Магдеев. С трепетом жду начала летних съёмок.

— Какие дальнейшие планы?

М. А.: Основной период съёмок планируем на летний период. Сейчас ведём переговоры с актёрами, которые сыграют роли учителей педагогического училища. Прокат фильма планируем по всей России.

Блиц от журнала «Казань». Отвечает Миляуша Айтуганова

— Какие крупные кинопроекты были осуществлены в Татарстане за последние годы? Какие из них, на ваш взгляд, «выстрелили»?

— За последние годы снято довольно много фильмов, назову некоторые полнометражные — «Курбан-роман» Салавата Юзеева, «Рудольф Нуриев. Рудик» Фарида Давлетшина, «Мулла» Амира Галиаскарова и Рамиля Фазлиева, «Халима» Юлии Захаровой, «Байгал» Ильдара Ягафарова, «Кире» Ильсеяр Дамаскин и Рустама Рашитова, «Айсылу» — опять же Рустама Рашитова, «Водяная» Алексея Барыкина, «Рес­публика 99» Аделя Таккезе, «Я приду» Булата Сабитова, «Апипа» Ильшата Рахимбая, «Сумбуль» Рашида Маликова и Рамиля Фазлиева. Снимается много короткометражных и документальных лент. Можно констатировать «кинобум» в республике. Снимают кино как в Казани, так и в городах Татарстана.

В том, как оценивать, насколько картина «выстрелила» или нет, есть два критерия: либо успешный прокат, либо хорошая фестивальная история. В прокате по Татарстану хорошие сборы были у «Халимы», «Муллы». «Апипа» до сих пор в прокате, рано подводить итоги. Кстати, фестивальная история у этих фильмов тоже неплохая. В федеральный прокат выходили ленты «Кире», частично «Водяная» и «Апипа».

— Доходят ли работы татарстанских кинематографистов до зрителя? Где их можно видеть? Какие каналы для этого используются?

— Татарстанские фильмы для того и снимаются, чтобы дойти до зрителя. Первичный прокат идёт по районам республики, затем фильмы транслируются по телеканалам. Все фильмы, на которые есть права у «Татаркино», мы передали телеканалу ТНВ. Сейчас режиссёры активно размещают свои работы на онлайн-площадках. «Татаркино» имеет свой YouTube-канал, там также размещены все архивные фильмы. Премьерные фильмы тоже скоро появятся, но мы хотим их уже монетизировать.

— Что, на ваш взгляд, необходимо для того, чтобы о кино Татарстана заговорили уже и за его пределами?

— Нужно заниматься продвижением местных работ в федеральные киносети. Но сделать это пока не так легко, поскольку региональное кино, тем более на национальных языках, не интересует федеральных прокатчиков. Необходима законодательная инициатива о внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии». Суть предложения: установить квоту для федеральных прокатчиков на фильмы регионального производства. Попытки регионалов попасть в федеральный прокат есть (на примере Якутии и Башкортостана), но сказать, что прокат успешный, пока нельзя. Это системная проблема на сегодняшний день. Возможно, нужно создать каталог фильмов регионального производства и обмениваться ими при репертуарном планировании муниципальных кинотеатров разных регионов России. Мы хотим предложить в рамках Казанского международного фестиваля мусульманского кино провести в этом году кинорынок национальных фильмов.

Интервью подготовила Камила АЙТУГАНОВА для журнала «Казань»

Фото Султана Исхакова

источник: https://www.tatar-inform.ru/news

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


Последние комментарии

HABEPX