В КФУ обсудили послание президента, субсидии НКО и пьесы Наки Исанбета

     

«Статус президента не дает американским службам разлагать наше пространство»
Фото: kpfu.ru

Зачем сохранять звание «президент республики», кому переводить татарские пьесы на русский язык и чем современная школа похожа на сумасшедший дом — все это обсудили на заседании экспертного совета по общественно-политическим и этноконфессиональным вопросам при КФУ, обсуждая послание Рустама Минниханова Госсовету.

«Тема политики, политической жизни практически не была глубоко затронута»

Началась осень — вслед за ней начались и прогулы в вузах. И даже на Экспертный совет, который собирается в КФУ с 2004 года, явились не все 15 приглашенных на него участников. Хотя тему обсуждали важную — послание президента РТ, которое он зачитывал Госсовету республики двумя с половиной часами ранее. Как пояснил модератор встречи, заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций Андрей Большаков, некоторые отсутствовали по уважительной причине. К примеру, Фадбир Сафин, депутат Госсовета РТ и заведующий кафедрой экономики и управления социально-культурной сферой Казанского государственного института культуры, отправился на совещание комитета по бюджету.

Структура у встречи выстраивалась простая. Большаков обращался к спикерам — чиновникам, представителям политических, академических и общественных кругов — и просил поделиться своими мыслями относительно послания президента.

Учредитель агентства массовых коммуникаций «Теория Дарвина» Владимир Кутилов отметил, что «послание находится в общем тренде на социальную направленность», и это вполне ожидаемо: политическая повестка в республике спокойная, а значит, и обсуждать особо нечего.

— Само послание можно назвать в меньшей степени политическим, в большей степени социальным. Тема политики, политической жизни практически не была глубоко затронута. Мы не имели значимых политических конфликтов, значимых политических проблемных моментов, предвыборная кампания и сами выборы прошли в республике в достаточной спокойной обстановке, — констатировал эксперт.

Правда, председатель Общественной палаты РТ Зиля Валеева коллеге возразила:

— Политикой становится качество жизни человека, — заметила она.

Заместитель министра по делам молодежи Республики Татарстан Алла Кондратьева выделила тему волонтерства и рассказала, что сейчас набирает силу движение финансовых волонтеров, а также психологов:

— Создаются инструменты, которые позволяют выходить волонтерству за пределы вузов. Но то, что нужно вернуться в вузы, это важно. За последнее годы добровольчество в вузах как будто поутихло, — посетовала молодая чиновница.

«Статус президента позволяет сохранять культурный код Великой России»

Директор республиканского центра по поддержке творчески одаренных детей и молодежи «Созвездие-Йолдызлык» Дмитрий Туманов высказывался, по своему обыкновению, сочно. Он не жалел комплиментов и для высшего руководства, и для присутствующих: например, Валееву и уполномоченного по правам человека в РТ Сарию Сабурскую он назвал «великой плеядой чиновников». А еще сообщил, что статус президента в нашей республике ни много ни мало противостоит проискам американских спецслужб:

— Как коренной ленинградец я хочу сказать категорически — как вы видите, я не готовился к выступлению — я категорически за статус президентства, чтобы он остался у нас в республике. Мне, как ленинградцу, издалека виднее. Статус президента позволяет сохранять культурный код Великой России, не дает американским службам разлагать наше пространство. Мы являемся примером в культуре, в чистоте.

И еще одна важная вещь беспокоит Туманова: согласно нынешним постановлениям правительства о предоставлении субсидий НКО, сказал он, свои проекты они вынуждены выставлять на федеральные конкурсы. Сравнил он это с весьма интимным процессом:

— Если я хочу сделать ребенка со своей любимой женой, я должен выставляться на конкурс на всю Россию, а там — кто уже предоставит больше цветов и шампанского? Это нарушение моих конституционных прав.

«С тех пор как татарский язык ушел из школ, стал необязательный — как мы на этот вызов ответили?»

Волнует Туманова и ситуация в школах.

— Почему у нас учителя задыхаются? На бумаге у них девять позиций отчетности. В Финляндии учитель ни за что не отчитывается, это делает директор. У нас реально 150 регламентов. Представляете? Специально это делают? Умный человек скажет, что это сумасшедший дом!

Омбудсмен Сария Сабурская присоединилась к лидеру «Йолдызлык» и рассказала, что сейчас разбирает историю с детсадом в Усадах. Построили его на 250 детей, а ходит туда только 80, потому что нет специалистов:

— Для чего мы их учим? Для чего идет финансирование? — задала она риторический вопрос.

Заместитель директора Национальной библиотеки РТ Табрис Яруллин продолжил тему школ, но уже в разрезе татарского языка и того, что ему хотелось бы услышать в Послании президента:

— Два года я не языковой активист и не общественник. За два года я не вижу, что ситуация стала лучше. Хотелось бы реакции, и президента в том числе: что происходит сейчас? Посмотреть результаты, простите за обобщение, с тех пор как татарский язык ушел из школ, стал необязательным — как мы на этот вызов ответили? — говорил Яруллин.

К нему присоединился Туманов, напомнив, что его отец работал с поэтом Хасаном Туфаном:

— Когда мы начали выбирать, какую постановку делать после «Хитроумной влюбленной», поняли, что огромное количество шедевров татарской драматургии не переведено. Это надо сделать срочно. Почему мы любим жить в Татарстане — потому что здесь есть культурный код великой татарской культуры. Надо этим делиться, ну, Зиля Рахимьяновна, почему «Портфель» Исанбета не переведен?

Зиля Рахимьяновна к ответу на этот вопрос оказалась не готова. Оставалось только добавить, что этот ответ «Ревизору» от главнейшего ученого-фольклориста республики явно надо будет потом поставить в театре Качалова.

Радиф Кашапов, фото: kpfu.ru

источник : https://realnoevremya.ru

Добавить комментарий



loading...

Последние комментарии

HABEPX