Как 30-летний казанец без вложений создал компанию по ландшафтному дизайну, сколько зарабатывают садовники и что не так в парках и скверах Казани

     

Один мой заказчик как-то пошутил: «У меня жены чаще меняются, чем ты!» — говорит Линар Валеев о постоянном росте спроса на услуги по благоустройству участков. О том, как ажиотаж на рынке загородной недвижимости позволил нарастить обороты ландшафтников, почему деревья часто везут из Европы, а камни — из Карелии и Крыма и как за 12 лет удалось превратить хобби в бизнес, — в интервью «БИЗНЕС Online».

 

Линар Валеев: «Что точно показал прошлый «ковидный» год — так это то, что многие не успели подготовиться к сезону. Элементарно: не закупили вовремя удобрения, материалы, и тут — самоизоляция!»

Линар Валеев: «Что точно показал прошлый «ковидный» год — так это то, что многие не успели подготовиться к сезону. Элементарно: не закупили вовремя удобрения, материалы, и тут — самоизоляция!»Фото: Сергей Елагин

«Казань расширяется, коттеджные поселки растут как грибы!»

— Линар, лето — должно быть, самый ажиотажный период для вашей отрасли. Все ринулись обустраивать участки, а ведь, наверное, начинать лучше осенью?

— Ажиотаж действительно нереальный. В году на самом деле есть два сезона, когда полагается начинать ландшафтные работы. Самое удобное для нас — когда заказчики обращаются поздней осенью, и мы начинаем проектировать их участок. Получается, что у нас есть целая зима, чтобы это сделать, подготовить и утвердить смету, материалы и заниматься всем вдумчиво и не спеша. А весной приходит время выходить на объект с работами. Но таких клиентов, кто заранее что-то делает, — мало. Обычно о ландшафте вспоминают, как только первые лучи солнца ударят в окна. Вот тогда и звонят (смеется). Начинается рабочая суета, проектирование, при этом все просят сжатые сроки, поскольку лето короткое…

— И что, реально можно успеть?

— Да, все это реально, все работы можно выполнить под ключ. Начиная от топосъемки участка, водоотведения, дренажной системы, бетонных работ и заканчивая ландшафтными: посадка растений, композиций, монтаж инженерных коммуникаций и автополива, освещение, укладка газона и так далее. Наша команда небольшая, основных специалистов в штате 18 человек. Отдельно нанимаем разнорабочих, все работы мы выполняем собственными силами без подрядных организаций. Наши клиенты из года в год видят одни и те же лица, и это вызывает доверие.

— В какие сроки можно уложиться?

— Разработка проекта занимает около месяца. Что касается самих работ, то все зависит от того, какой проект: какой сложности, какой участок, будет ли это только озеленение или объект под ключ, в городе он находится или в районе, нужно ли получать какие-то разрешения по работам. В основном сроки — от трех дней до трех месяцев.

Моя фирма работает в основном с частными лицами. У нас есть профильные виды работ — например, своя база по декоративному камню, поэтому одна из наших специализаций — именно работы с камнем

«Моя фирма работает в основном с частными лицами. У нас есть профильные виды работ — например своя база по декоративному камню, поэтому одна из наших специализаций — именно работы с камнем»Фото: Сергей Елагин

— Как вообще устроен рынок ландшафтного дизайна? Много ли профессиональных игроков? Приходится ли толкаться локтями?

— В Казани около 10–15 ландшафтных компаний, которые делают озеленение под ключ. Поэтому не сказал бы, что мы толкаемся локтями. Конкуренция, возможно, и есть, но у каждого свой клиент и свой подход. Кто-то, например, работает только в городе, по подрядам, и к частникам они даже не лезут. Моя же фирма работает в основном с частными лицами. У нас есть профильные виды работ — например своя база по декоративному камню, поэтому одна из наших специализаций — именно работы с камнем. Естественно, многие обращаются, зная, что у нас можно сделать все под ключ. Я всегда говорю: «На любой товар есть свой купец», так что все имеют свою рыночную нишу.

— Учитывая, что был ажиотаж на рынке загородной недвижимости, пандемия, похоже, только сыграла на руку ландшафтникам?

— Огромный ажиотаж был на готовые дома и дачи. Люди, находясь дома, элементарно не знали, чем заняться на карантине. Конечно, они переключились на свои участки, на ремонт — строительные магазины были переполнены, ощущалась нехватка материалов. В прошлом году у нас была запись на месяц вперед. И эта тенденция продолжается и сейчас. Казань расширяется, коттеджные поселки растут как грибы после дождя, у нас много девелоперов, строится много жилых комплексов. Все это нужно благоустраивать.

А для нас, ландшафтников, тоже было несколько уроков. Что точно показал прошлый «ковидный» год — так это то, что многие не успели подготовиться к сезону. Элементарно: не закупили вовремя удобрения, материалы, и тут — самоизоляция! Помните это время? Поставок не было в начале сезона, в мае – июне. Многие потеряли клиентов, так как не могли выезжать на заказы. Другие от этого только выиграли и увеличили клиентскую базу. Мы все закупили заранее: обычно я это делаю в начале февраля, и мы спокойно прошли этот период нехватки материалов на рынке.

— Ландшафтный дизайн, очевидно, бизнес сезонный.

— Безусловно. Разгар начинается с середины марта и заканчивается в конце ноября, в сезон у нас бывает около 30 проектов. Перерыв длится примерно четыре месяца.

— Что вы делаете в это время?

— Выполняем заказы по зимним садам, фитостенам, производим внутренние работы, готовим проекты. Этой зимой, кстати, было очень много заказов. В этом году мы своими силами построили офис на территории базы. Работы хватает, каждый сотрудник при деле, и мне важно сохранить тот штат сотрудников, который сформировался за много лет.

Без подорожания материала, конечно, не обходится, он дорожает на 5-10% каждый год. Но мы подняли цены только на профессиональные виды работ, которые держали 3-4 года

«Без подорожания материала, конечно, не обходится, он дорожает на 5–10 процентов каждый год. Но мы подняли цены только на профессиональные виды работ, которые держали 3–4 года»Фото: Сергей Елагин

«Самый дорогой частный проект на моей практике — 10 миллионов рублей под ключ»

— По сути, все, кто имеет свой дом, — потенциальные клиенты ландшафтников.

— Да, 90 процентов заказов поступает от частных клиентов, которые имеют загородную недвижимость. Какие-то проекты мы делаем для их бизнеса или для бюджетных организаций. Но я веду политику конфиденциальности и не раскрываю имена людей, кому я делаю проект. Все мои сотрудники обучены тому, что мы не фотографируем участки там, где это запрещено, и не выкладываем это в соцсети. В нашем бизнесе крайне важны доверительные отношения, они порой сохраняются на многие годы. Один мой клиент как-то сказал: «У меня жены чаще меняются, чем ты!» Некоторые объекты я обслуживаю по 7–8 лет, за это время у некоторых уже по трое детей родились!

— Насколько регулярно требуется обслуживание участка, если на нем сделан газон, высажены деревья?

— Когда ты построил дом и сделал ремонт, обои каждый день переклеивать не нужно. Но, если ты постелил газон, его нужно стричь еженедельно. А если ты посадил деревья, необходимо периодически вносить удобрения, формировать кроны, ухаживать… Кто это будет делать — сам клиент или профессионал, — решать уже заказчику. Клиент, вложив в работы немалые деньги, хочет видеть постоянную красоту, как с картинки. Он знает нас как подрядчика и то, что мы знаем объект лучше, чем он сам, а мы, естественно, готовы взять участок на обслуживание. В этом случае наши специалисты выезжают раз в 10 дней в зависимости от того, какие виды работ необходимы в тот или иной момент.

На самом деле обслуживание участка — то, чем многие не занимаются, а как раз это очень важно и зачастую недешево. Посадить что-то, купить лопаты, тачку и грабли будет стоить 10 тысяч рублей. А приобрести оборудование и инструментарий, чтобы обслуживать участок VIP-уровня, — уже полмиллиона. Японские секаторы, которые оставляют идеальный срез, стоят 30–40 тысяч, опрыскиватели и  газонокосилки — каждая еще по 100 тысяч.

— Сколько стоит обслуживание?

— Есть понятия весеннего и зимнего обслуживания — это самое основное, что нужно делать. Среднее обслуживание по весне стоит около 35–40 тысяч рублей, зимнее — 20–25 тысяч под средний размер участка в 8–10 соток. Если только стрижка кустов — 150–200 рублей, плодовые деревья дороже — от 1 до 3 тысяч.

— Постелить сам газон — вещь дорогая?

 — Это обойдется примерно в 500 рублей за «квадрат», если мы говорим о рулонном газоне. Сюда входит планировка, очистка территории, укладка самого рулонного газона и материалы. Без подорожания материала, конечно, не обходится, он дорожает на 5–10 процентов каждый год. Но мы подняли цены только на профессиональные виды работ, которые держали 3–4 года.

— Газон же еще нужно периодически стричь?

— Если взять стандартные 10 соток, то стрижка стоит в районе 6–7 тысяч. И для поддержания красивого вида нужно делать стрижку где-то раз в 10 дней.

— А разработка проекта во сколько обходится?

— В обычной программе без 3D-визуализации со всеми чертежами проект стоит 3 тысячи за сотку. Также клиент может виртуально прогуляться по своему участку, чтобы понять, где что будет, — это стоит 5 тысяч за сотку. Вообще, разработка проекта — половина успеха благоустройства. Этим у нас в компании занимается Регина Юн — это человек, который не ошибается ни на миллиметр. Она ландшафтный дизайнер, опыт работы в озеленении города и в дизайне — 16 лет.

«Это вызывает доверие, когда ты не соглашаешься со всем, что говорит клиент. Всегда важно оставаться профессионалом, человек хочет результата»

«Это вызывает доверие, когда ты не соглашаешься со всем, что говорит клиент. Всегда важно оставаться профессионалом, человек хочет результата»Фото предоставлено Линаром Валеевым

— А как вы понимаете, что нужно на участке? Клиент вам говорит: «Здесь я хочу дерево, а здесь — пруд»?

— Изначально, конечно, отталкиваемся от пожеланий клиента. А затем проговариваем, будет это здесь работать или нет, станет ли это практичным или лучше от чего-то отказаться в зависимости от местности, рельефа участка и так далее. Если человек хочет сосновые посадки — я сразу говорю, что искусственный водоем рядом не нужен. Потому что хвоя начнет опадать так, что скиммер, который собирает поверхностную грязь, листву, будет просто заиливаться и пачкаться, а камни станут негодными от хвои — она же смолистая. Да, ты отказываешься от денег в какой-то степени, но важно оставаться клиентоориентированным — и это вызывает доверие, когда ты не соглашаешься со всем, что говорит клиент. Всегда важно оставаться профессионалом, человек хочет результата.

— Есть такое мнение, что ландшафтный дизайн — удел богатых и не все могут себе это позволить. Ваша смета всегда принимается заказчиками?

— В 90 процентах случаев в смету вносятся коррективы, и это нормальная практика. Самый дорогой проект на моей практике под ключ — 10 миллионов рублей, это 40 соток в Лаишевском районе.

— Да это целый мини-парк у вас получился! Кстати, вы работаете с объектами в городе?

— Мы работаем не только с частниками, естественно. У меня есть крупный генподрядчик, который выполняет работы по строительству и благоустройству, наша компания берется за субподрядные работы по озеленению. К примеру, была реставрация сквера имени благотворителя Асгата Галимзянова у Кремля, в поселке Тарлаши мы делали проект по церкви, объекты к 75-летию Победы, а также много других. 

Что вызывает восхищение — так это сад цветов в Дубае! Но климат у нас другой

«Что вызывает восхищение, так это сад цветов в Дубае! Но климат у нас другой»Фото: https://pixabay.com/

«Халатное отношение к растениям у меня вызывает неприятие»

— Казань с точки зрения благоустройства в последнее время заметно преобразилась, на это ушло несколько лет. Но программа парков и скверов продолжается! Как вы оцениваете проекты, хотели бы что-то изменить?

— На самом деле главное, чего требует любой объект, — это элементарный уход. Мне не нравится, что у нас сажают все красиво, сдают объект и пропадают, а через две недели там заросли или все просто сохнет! Пока проект передается на обслуживание «Горводзеленхозу», часто уходит время и что-то может прийти в негодность. Халатное отношение к растениям вызывает у меня неприятие — душа болит! Потому что я вижу, как они должны быть ухожены, их необходимо стричь, пропалывать. Я всегда за этику ландшафтов. Просто сделать и не объяснить, как ухаживать, не оставить памятку для рабочих — это безобразие.

— Какой идеальный парк для вас?

— Что вызывает восхищение, так это сад цветов в Дубае! Но климат у нас другой. И я всегда людям объясняю, что Татарстан не Сочи. Все хотят туи, но они никогда не будут такими, как там, — выше берез! У нас максимум, до которого они вырастают, например в Раифском дендрарии, — метров 15, но им ведь лет по 40–50! Надо учитывать, солнечное ли это место или теневое, какая почва, все это очень важно!

«Есть виды работ, которые нужно доверить профессионалам»

«Есть виды работ, которые нужно доверить профессионалам»Фото предоставлено Линаром Валеевым

— То есть самодеятельностью лучше не заниматься?

— Я никогда не настаиваю, что мы должны сделать реализацию проекта сами. Мы можем все объяснить, как сделать те или иные операции, но клиенты способны и самостоятельно все реализовать. Возможно, для кого-то это накладно или кто-то хочет сделать действительно все своими руками. Но есть виды работ, которые нужно доверить профессионалам. Например инженерные коммуникации, потому что потом переделывать тот же автополив и освещение проблематично.

— А деревья вы сами выращиваете или покупаете готовые?

— Саженцы и кустарники мы берем в питомниках Казани, Тольятти или Москвы. Я езжу сам и тщательно выбираю. Потому что покупать дерево, которое стоит 10 тысяч, а их нужно 40 штук, — это очень ответственно! Я не буду рисковать репутацией, вдруг оно придет непышное, больное или сломанное. По крупномерам у нас есть казанский поставщик, какие-то эксклюзивные деревья у нас есть даже из Европы, типа бонсая — это японское дерево.

— И оно у нас приживается?

— Да, но оно и стоит полмиллиона рублей. Надо создавать для него определенные климатические условия, есть специальные укрытия для них. За растениями нужен уход! Например, в этом году в марте мы несколько раз делали обработку — откапывали, поливали кипятком для того, чтобы функционировала корневая система, чтобы дерево могло успешно бороться с солнечными ожогами.

— Если такой спрос на деревья — может, открыть свой питомник?

— Живые растения — это скоропортящийся продукт, за ними нужен кропотливый уход. И, наверное, это то дело, которым ты должен болеть. Это не мое. Но могу сказать, что в Казани у нас мало хороших питомников. Дело даже не в качестве самих растений, а в выборе. С каждым годом ассортимент становится беднее — создать композицию для большого объекта на базе растений из местных питомников невозможно. Проехав по питомникам России, ты видишь, как это может быть на самом деле. У нас же растения попадаются неухоженные, в сорняках и малый ассортимент.

— Можете ли выделить какие-то тренды, что сейчас модно сажать?

— Каких-то определенных трендов нет. Люди в основном экономят деньги. Чтобы клиенты делали какие-то «версальские» сады, я лично не видел. Может быть, один из 20 хочет какие-то необычные красивые деревья, оформление природным камнем. Исходя из практики, скажу, что в основном в ландшафте используется стандартный набор. Может быть, раз в год мы делаем какой-то необычный фонтан с растениями. Что касается цен на растения, их разбег очень варьируется: есть кустарники и за 300, и за 500 рублей, хвойные деревья — от 1 тысячи до 20 тысяч, какие-то эксклюзивные деревья — от 50 тысяч и выше.

«Мы делали то, что нам говорили — ну, это и понятно. В первый свой рабочий день я вообще собирал окурки по территории! Стричь те же кусты нам тогда не доверяли»

«Мы делали то, что нам говорили, — ну это и понятно. В первый свой рабочий день я вообще собирал окурки по территории! Стричь те же кусты нам тогда не доверяли»Фото: Сергей Елагин

«Как сейчас помню — платили 45 рублей в час!»

— Как вы начинали свое дело, обучались ли ландшафтному дизайну?

— Мне было 16 лет, и, еще будучи школьником, в 10-м классе я пошел подрабатывать в одну ландшафтную компанию рядом с домом. Ребята со двора пошли — и я с ними. Как сейчас помню, платили 45 рублей в час! Это был 2006 год. Мы делали то, что нам говорили, — ну это и понятно. В первый свой рабочий день я вообще собирал окурки по территории! Стричь те же кусты нам тогда не доверяли. Там я проработал два месяца и вернулся на следующий год, как окончил школу и поступил на экономфак КГУ. Вот так, потихоньку, и учился на практике — в 19 лет меня взяли мастером участка: стелил газоны, копал. Спустя четыре года меня пригласили в другую ландшафтную компанию, которая занималась природным камнем. Там я научился облицовывать камни, делать водопады, картины из камня. Отработав 6 лет по найму и получив высшее образование, я решил, что буду работать на себя. По специальности работать уже не хотелось — полюбил вот это живое дело.

— Как искали первых клиентов?

— Подал объявление на Avito, очень скоро у меня был первый заказчик. Помню, как тащил к маме на 9-й этаж тележки с граблями и всеми инструментами. Работал один. Потом купил себе «ВАЗ-2114», привлек рабочего, папа помогал периодически…

«Вообще, обучиться ландшафтному дизайну можно только на практике. В основном у нас учат теории или на всевозможных курсах. Там ты узнаешь, какие бывают растения, как их сажать — все это важно, но этого недостаточно. Как подвести воду, какие бывают тонкие технические моменты, не разъясняют»

«Вообще, обучиться ландшафтному дизайну можно только на практике. В основном у нас учат теории или на всевозможных курсах. Там ты узнаешь, какие бывают растения, как их сажать — все это важно, но подобного недостаточно. Как подвести воду, какие бывают тонкие технические моменты, не разъясняют»Фото предоставлено Линаром Валеевым

— И когда вы поняли, что нужно расширяться?

— Переломный момент настал тогда, когда появилось сразу два крупных объекта. С 2012 по 2015 год я работал как частник, не имея ни ИП, ни офиса. Договоров тогда с клиентами не было, все строилось на доверии. Я шишки набивал на ровном месте, потому что этому тебя никто не учит. Вообще, обучиться ландшафтному дизайну можно только на практике. В основном у нас учат теории или на всевозможных курсах. Там ты узнаешь, какие бывают растения, как их сажать — все это важно, но подобного недостаточно. Как подвести воду, какие бывают тонкие технические моменты, не разъясняют. Помогло мое экономическое образование: я никогда не ошибаюсь в сметах и до сих пор делаю их сам. В 2016-м у меня появился первый офис на Ямашева с комнатой в 10 «квадратов», я сам вел бухгалтерию. А позже открыл ООО, нанял рабочих, и так началась моя предпринимательская деятельность.

В 2017 году я запатентовал товарный знак компании и логотип. Можно сказать, что я единственный предприниматель в Татарстане, кто защитил свой бренд в сфере ландшафтной индустрии, чтобы никто не мог воспользоваться моим именем и назвать компанию так же, с таким же логотипом. Это, кстати, работает. Как-то у меня был очень крупный заказ, и клиент спросил: «Чем вы лучше других?» Я ответил, что компания серьезная, мы намерены развиваться в долгосрочной перспективе. Тогда наличие этого патента оказалось для заказчика весомым аргументом.

— Какими были первоначальные вложения в развитие компании?

— Все вложения были из тех денег, что у меня имелись в кармане, зарплата! Я спортсмен — мастер спорта по теннису — и первые деньги зарабатывал на том, что преподавал. Летом работал по ландшафту, а зимой зарабатывал на преподавании. На первые деньги купил себе лопату, тележки… Да, я начинал с малого: сначала приобрел грабли за 100 рублей, сейчас они у меня профессиональные — 2 тысячи стоят.

— Получается, что ландшафтный бизнес требует скромных затрат, приносит весомую прибыль и окупается порой с первого заказа?

— Это услуга, и она отличается от продаж. Там ты сначала должен купить товар, сделать рекламу и продавать. Здесь ты можешь покупать инструменты, исходя из того, какой поступил заказ, и пользоваться ими. Рентабельность в данном бизнесе от всей стоимости проекта — около 20–30 процентов.

— Сейчас какой у вас штат и какая средняя зарплата?

— Официально у нас трудоустроены 18 человек. Если это разнорабочий, он получает примерно 40–50 тысяч, как только пришел. Специалисты же — 100–200 тысяч рублей, это наш костяк: мастер участка по озеленению и благоустройству, специалист по обслуживанию садов и парков, главный инженер по электрике и автополиву. Есть также ландшафтный дизайнер, который получает 100–150 тысяч рублей в месяц.

— Это, видимо, в сезон?

 — Я плачу зарплату в любом случае, никого не отпускаю. Такого, чтобы мы сидели без объектов, за последние три года не случалось.

Конкуренции в области продаж природного камня в Казани нет вообще — почти все компании не держат камня в наличии, все поставляется под заказ«Конкуренции в области продаж природного камня в Казани нет вообще — почти все компании не держат камня в наличии, все поставляется под заказ»Фото: Сергей Елагин

«Мы привозим камень черный, как нефть!»

— Вам принадлежит две компании — «Арабис Ландшафт» и «Камни Казани». Как вы перешли к работе в области продажи, обработки и монтажа природного камня?

— Базу камня я открыл в 2019-м. До этого три года я возил камни к себе в деревню из Челябинской области, Башкортостана, Краснодарского края и просто использовал для своих объектов. Потом я понял, в чем минус моих конкурентов. Конкуренции в области продаж природного камня в Казани нет вообще — почти все компании не держат камня в наличии, все поставляется под заказ. Это большая проблема для ландшафтника! Когда у тебя есть сроки, обязательства и тебе нужен камень здесь и сейчас, ты не можешь ждать три недели. Также у тебя нет к нему сопутствующих товаров. Ты приходишь на какую-то базу, покупаешь там камень, потом в строительный магазин за клеем, потом на рынок за кладочной сеткой — целый день уходит на закупку комплектующих. Я понимал эти минусы, и, когда открыл свою базу, заявил о себе в течение двух недель — у нас было в наличии камня больше, чем на всех базах Казани.

— Откуда и сколько вы его привезли?

— Я сам ездил по регионам, налаживал контакты с поставщиками. Сейчас привозим камень со всей России. Мы работаем на разный ценовой сегмент: кому-то нужен подешевле, кому-то — эксклюзив. У нас своя логистика, и мы полностью поглотили этот рынок. К тому же мы находимся в пяти минутах от центра города — на улице Гладилова. Здесь сейчас находится более тысячи тонн камня, это 50 длинномеров. Когда мы только начинали, я завез около 30 фур.

Сейчас мы привозим камень со всей России. Мы работаем на разный ценовой сегмент: кому-то нужен подешевле, кому-то эксклюзив

«Сейчас привозим камень со всей России. Мы работаем на разный ценовой сегмент: кому-то нужен подешевле, кому-то — эксклюзив»Фото: Сергей Елагин

— Из каких городов вы сейчас его поставляете?

— Отовсюду, где есть горы и реки, — это Челябинская область, Краснодарский край, Ростов-на-Дону, из Крыма, Дагестана, с Алтая, из Карелии. Камень должен быть разной расцветки и формы. Например, все привыкли к серому или красному камню. А мы привозим черный, как нефть! Он есть только в Карелии.

— Кто в основном заказывает камень?

— Среди клиентов есть и крупные застройщики, такие как «Ак таш», «Унистрой», «Ак Барс Дом», а также частные заказчики.

— А есть у вас татарстанский камень? Это вообще какой?

— Есть, но это известняк. Его можно использовать только на цоколь — да и то там, где нет соприкосновения с влагой. Потому что, если мы положим его на поверхность, по которой ходим, он весь быстро разрушится. Известняк — мягкий материал.

— И много заказывают камня?

— Сейчас мы вышли на такой уровень, что поставщики нас сами находят и предлагают нам камень. Мы берем большие объемы и за счет этого договариваемся по ценам, формируя достойные предложения нашим клиентам. Самый минимальный заказ у нас был 2 килограмма, а крупные клиенты берут и до 400 тонн — чтобы вы понимали, это где-то 20 фур!

«Не любить работу и думать только о деньгах, это заблуждение практически каждого предпринимателя»

«Не любить работу и думать только о деньгах — это заблуждение практически каждого предпринимателя»Фото: Сергей Елагин

«Я перестал бояться конкуренции с 9 лет, когда пришел в теннис»

— Я увидела у вас также образцы террасной доски. Это новое направление для вас?

— Да, понимая специфику рынка, мы в этом году ввели два новых товара — террасную доску и брусчатку. Это сопутствующие товары для моей работы и для данного вида бизнеса. Все, кто покупает камень, — у них есть частный дом, соответственно, там нужен этот вид товара. Мы сотрудничаем с пятью заводами по России, а также с производством в Татарстане в поселке Новониколаевском, по брусчатке — с Московской областью и казанским заводом.

— А вы на своем участке делали какой-нибудь проект?

—  Пока нет. Он еще в стадии разработки.

— То есть вы сапожник без сапог! Какие планы у вас по развитию?

В этом году у меня появилось желание открыть школу ландшафтного дизайна с упором на практику. Этому никто пока не обучает в России. Учат, как правильно стричь газон, ухаживать за участком, поливать. А что такое ландшафтный бизнес и как его выстроить с нуля — нет: как работать с клиентом, персоналом, как закрывать сезонность. Масса тонкостей.
Линар Валеев   Владелец «Арабис Ландшафт»
Линар Валееввладелец «Арабис Ландшафт»

— Не боитесь конкуренции?

— В какой-то степени понимаю, что буду выращивать конкурентов. Но я не боюсь конкуренции, пусть открывают свое дело. Я перестал бояться конкуренции с 9 лет, когда пришел в теннис и мне сказали, что поздно и нужно было приходить с 6 лет. Тогда я пошел в самую обычную спортшколу, и у меня был стимул. Я понял, что все зависит от себя самого.

— Кроме спорта, чем еще занимаетесь, как отдыхаете?

— В основном мой отдых зимой, когда у нас заканчивается сезон. В прошлом году я ездил на Алтай с семьей, в этом мы поедем в Сочи. Это минимальный набор, которого хватает, чтобы восстановить силы.

 И наш традиционный вопрос: назовите, пожалуйста, три секрета успешного бизнеса.

— Первый секрет — любить свое дело душой и телом, просыпаться с улыбкой на лице и идти с удовольствием на работу, это залог успеха. Не любить работу и думать только о деньгах — заблуждение практически каждого предпринимателя. Во-вторых, нужно быть конкурентоспособным и адаптивным к существующим реалиям. Например, в пандемию многие проявляли слабость — сокращали сотрудников, зарплаты, скидывали аренду. Но эти моменты проходят, а свою репутацию ты уже не вернешь. В-третьих, не нужно останавливаться на достигнутом. Если думаешь, что ты крутой специалист и никто не станет лучше тебя, — поверьте, появится такой человек, который тебя переплюнет, потому что ты в какой-то момент остановился.

Визитная карточка компании

ООО «Арабис Ландшафт»

Год основания: 2018.

Финансы на конец 2020 года, по данным «Контур.Фокуса»:

выручка — 11,7 млн рублей.

Количество сотрудников — 18 человек.

ООО «Каменьоптторг»

Год основания: 2019.

Финансы на конец 2020 года, по данным «Контур.Фокуса»:

выручка — 12,3 млн рублей.

Количество сотрудников — 6.

Визитная карточка руководителя:

Валеев Линар Ринатович, генеральный директор ООО «Арабис Ландшафт» и основатель компании «Камни Казани».

Родился 27 апреля 1991 года в Казани.

Образование:

Высшее экономическое образование КФУ (2008–2013), «Высшая школа ландшафтного дизайна» КГАСУ (2013).

Карьера:

2007 — вожатый в детском лагере «Сосновый Бор».

2008–2010 — разнорабочий ландшафтной компании «Плезир Ландшафт».

2011 — мастер участка ландшафтной компании «Плезир Ландшафт».

2012 — мастер участка ландшафтной компании «Палисандр».

2016–2020 — работал как ИП.

С 2018 года по настоящее время — генеральный директор ООО «Арабис Ландшафт».

Мастер спорта по теннису.

Семейное положение:

Женат, воспитывает сына.

Анна Городнова
Фото на анонсе: Сергей Елагин
 

источник: https://www.business-gazeta.ru/

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


Последние комментарии

HABEPX