О татарах-депутатах и мусульманских фракциях в законодательных органах власти Российской империи

      До революции татары, несмотря на ряд ограничений, избирались в местные ратуши, городские думы, управы и российский парламент (Госдума). Подробнее о татарах-депутатах и мусульманских фракциях в законодательных органах власти Российской империи рассказывает главный научный сотрудник института истории им. Марджани (д.и.н.) Лилия Габдрафикова.

В XIX столетии татары начали принимать особенно активное участие в местном самоуправлении Российской империи

Фото: 100tatarstan.ru

Татарские ратуши

В XIX столетии татары начали принимать особенно активное участие в местном самоуправлении Российской империи, это было связано с реформированием земских и городских органов власти. После преобразований Александра II с 1860-1870-х годов к работе властей подключились представители широких слоев местного населения: собственники городских домов, земелевладельцы, обладатели торговых свидетельств.

Все это, безусловно, способствовало активной интеграции татар в общероссийское социокультурное, социально-экономическое и правовое пространство еще в дореволюционный период. Кстати, гласные (так тогда назывались депутаты городских дум и земских собраний) из татар считались довольно ответственными, и избиратели редко обвиняли их в игнорировании своих общественных обязанностей, они исправно посещали все заседания.

В некоторых местностях татары успели приобрести опыт муниципального управления еще до буржуазных реформ второй половины XIX века. Например, с 1780-х годов в некоторых городах и пригородах действовали Татарские ратуши – органы местного самоуправления, построенные по этноконфессиональному принципу. Они были образованы в местах компактного проживания татарских купцов и мещан. Поэтому в первую очередь (1781 году) Татарская городская ратуша открылась в Казани.

Руководителями этого муниципального органа власти в разные периоды были купцы Якуб Султангалиев (строитель Апанаевской мечети), Исмагил Апанаев, Муса Салимов, Губайдулла Юнусов (по его завещанию была построена Сенная мечеть), Хасан Апанаев, Исхак Аппаков, Ибрагим Юнусов (дважды избирался главой), Минлибай Азметьев, Мустафа Азимов.

Семья Апанаевых

Источник: nik-rech.narod.ru

Они разрешали хозяйственно-административные вопросы: занимались сбором податей, составляли списки рекрутов, выдавали паспорта, разбирали имущественные споры и т.д. Функционировала Казанская татарская ратуша до 1854 года. Кроме того, в этот период Татарская ратуша работала в Сеитовом Посаде (Татарская Каргала), в пригороде Оренбурга.

В XIX веке власти уже взяли курс на организацию муниципального управления на общих основаниях, без сословного или же этносословного разделения. Сферой интересов новых органов власти были местные проблемы: благоустройство, земельные вопросы, здравоохранение, образование и т.д.

Казгордума и городские управы

Благодаря опыту общественной работы в Ратуше, казанские татары сумели проявить себя и в городском самоуправлении нового формата. Например, в Казанской городской думе в конце XIX – начале XX веков существовала мусульманская фракция, которая отстаивала, прежде всего, интересы татар.

Ее наиболее яркие представители: купцы Ахметзян и Мухаметзян Сайдашевы, Абдулла Апанаев, Бадретдин Апанаев, чиновник Шахбазгарай Ахмеров, муллы Галимджан Баруди, Габдулла Апанаев, юристы Саидгарей Алкин и Садри Максуди, врач Искандер Кутлубаев, журналист Ахметхади Максуди и другие. В частности, гласные-татары выступали за благоустройство улиц в татарских слободах Казани (их часто «забывали» включать в общегородские программы реконструкции и развития), за запрет открывать в мусульманской части города питейные заведения, за развитие школьной сети; в круг их интересов входили и другие не менее важные вопросы.

В Казанской городской думе в конце XIX – начале XX веков существовала мусульманская фракция, которая отстаивала, прежде всего, интересы татар

Фото: oldkazan.narod.ru

Например, гласный Мухаметзян Сайдашев инициировал в начале ХХ века электрификацию улиц Старо-Татарской слободы, а гласный Бадретдин Апанаев добился озеленения Юнусовской площади в той же слободе. Кстати, дом купца тоже находился на этой площади, и местные жители (очень уважаемые татарские семейства) всегда жаловались на пыль и грязь. Лишь в 1908 году городские власти выделили средства на благоустройство Юнусовской площади г. Казани.

Из числа гласных (депутатов) выбирали городского голову (мэра) и членов городской управы (заместителей мэра). В Казанской городской управе в разные годы трудились купцы Бурганутдин Муллин и Шакир Апанаев, а в Уфимской городской управе – Сабир Басимов. В Бахчисарае с 1879 по 1884 год местным городским головой был гласный Исмаил Гаспринский, позднее получивший широкую известность по всей России как издатель газеты «Тарджеман».

Ограничения на татар

Следует отметить, что дореволюционное избирательное право было (да простят меня за каламбур) очень избирательным. Это касалось и самих избирателей (правом голосом наделялись не все жители города или уезда), и собственно избираемых. Во-первых, избирательный ценз был строго привязан к имущественному положению. Во-вторых, в многоконфессиональной империи имелись ограничения религиозного характера.

Так, согласно первому Городовому положению 1870 года мусульмане, а также иудеи могли составлять лишь 1/3 гласных. А после контрреформ Александра III, т.е. по Городовому положению 1892 года, это число вовсе снизилось до 1/5. Тем не менее, практически во всех уголках империи татары имели свое представительство в муниципальных органах власти.

Иногда это были лишь несколько человек или вовсе один гласный: как, например, купцы Мухамед Баишев в Самарской городской думе, Закир Ахунов – Челябинской или Шайхулла Шафигуллин – Иркутской. Это особенно характерно для начала ХХ века. А в некоторых городах, как и в Казани, татарское представительство в муниципальных органах власти было весьма внушительным.

Закир Ахунов, 1913 год

Например, много было татар-гласных в составе Стерлитамакской городской думы (Уфимская губерния). На 1883-1886 годы в местную думу было избрано 16 гласных-мусульман – почти 24% от общего числа депутатов. Среди них были татарские купцы Абдрахим Мухаметрахимов, Зариф Утямышев, Абдулхалик Рамеев, Галиулла Усманов, Мухаметгалей Урманцев, а также мещане-домовладельцы. Этот факт вполне объясним – в это время Стерлитамаке имелось уже два официальных мусульманских прихода. Конечно же, избиратели-мусульмане предпочитали выбирать гласных из числа своих единоверцев.

Несмотря на правовые ограничения, иногда фактическое число гласных-татар в муниципальных органах власти все равно было больше. Например, в уездном городе Троицк (Оренбургская губерния) в 1909 году в местную городскую думу избрали 13 гласных-мусульман (иными словами, 1/3 от общего состава), при требуемом законом 1/5 депутатов-иноверцев. Этот факт указывает на то, что среди жителей Троицка было много татарских купцов. Лишь спустя четыре года, к следующим выборам ситуация в этом уездном городе была приведена в соответствие с правовыми нормами, в 1913 году разрешили выбрать гласных-мусульман в количестве не более 1/5 от общего числа депутатов.

Новое Городовое положение 1892 года отличалось не только конфессиональными ограничениями, но и более высоким имущественным цензом. Из-за этого уменьшалось количество и представителей татар в городских думах, т.к. в выборах могли участвовать только состоятельные лица, а вот мелкие торговцы и мещане-домовладельцы (недвижимое имущество которых получило не очень высокую оценку) оказались лишены избирательных прав.

Например, в 1880-е годы среди гласных небольшого уездного города – Белебеевской думы (Уфимская губерния) – можно было увидеть и богатых купцов-татар Хисметуллу Ильясова, Исмагила Суирова, и простых мещан Фаткуллу Евбатырова, Абдуллу Собатырева.

В начале ХХ века ситуация уже была иной. Так в числе гласных Касимовской городской думы Рязанской губернии (где традиционно проживало много татар) оказалось лишь 4 гласных-мусульманина. Все они являлись представителями солидных купеческих фамилий: Кастровы, Шакуловы, Тубакаевы. А вот обыкновенных мещан среди гласных уже не наблюдалось.

Татарская община в Чистополе всегда была довольно внушительной

Фото: chistopol-rt.ru

То же самое можно сказать о Чистополе: татарская община в этом городе всегда была довольно внушительной (в начале ХХ в. почти 25% горожан). При этом в Чистопольской городской думе в 1900 году интересы местных мусульман представлял лишь один гласный – купец Исхак Мустафич Кильдюшев.

Часть татарской общественности, безусловно, хорошо понимала важность участия в городских выборах и наличия «своих» гласных. Например, в 1908 году анонимный корреспондент газеты «Камско-Волжская речь» сожалел, что «в составе Уфимской городской думы до сих пор не было ни одного гласного мусульманина». Конечно, это было не совсем так: в Уфимской думе пореформенного времени заседали представители местного мусульманского духовенства и чиновничества: муфтий Салимгирей Тевкелев, казыи Зелялетдин Максютов и Шарафутдин Сулейманов, Кутлуг-Мухаммед Тевкелев, Мухамеджан Биглов и другие. Но лишь в начале ХХ века в муниципальной жизни Уфы начали принимать участие и богатые татарские купцы города – Бадретдин Назиров, Мухаметлатиф Хакимов, Сабирзян Шамгулов и другие.

С 1906 года в Российской империи был организован собственный парламент – Государственная дума. Примечательно, что во всех созывах этого органа власти имелась и Мусульманская фракция.

Парламентской работе депутатов-татар предшествовал и муниципальный опыт, ведь некоторые из них успели поучаствовать в местных самоуправлениях – городских думах, земских собраниях. Например, среди таких были казанские гласные Саидгарей Алкин и Садри Максуди, Кутлуг-Мухаммед Тевкелев из Уфы и другие.

Лилия Габдрафикова, «Миллиард.татар»

источник: https://www.tatar-inform.ru/news/

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


HABEPX