«Потерянное поколение» на примере биографии Абдул-Хамида Апанаева

        

Как татарская «золотая молодежь» встраивалась в реалии начала XX века
Главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Лилия Габдрафикова в колонке, написанной для «Миллиард.Татар», продолжает рассказывать о поколениях татарской буржуазии начала XX века. В качестве яркого примера она останавливается на жизни Абдул-Хамида Апанаева из известного рода татарских купцов. В первой части своей колонки исследователь повествует о детстве и студенческих годах Апанаева, а также о царящей в это время в стране обстановке.


Потомственный почетный гражданин

Мы уже обращали внимание читателей «Миллиард.Татар» на вопрос о поколенческих проблемах татарского общества начала ХХ века. В этой публикации хочется остановиться на «потерянном поколении». Буржуазные изменения пореформенного времени и джадидские преобразования оказали значительное влияние на формирование личности родившихся в 1870-1880-е годы. Они были первым поколением «европеизированных» татар, которые с детства оказались в центре новой городской культуры.

Достаточно хорошо изучены биографии писателей и общественных деятелей, родившихся в 1880-е: Габдуллы Тукая, Фатиха Амирхана, Галимджана Ибрагимова, Сагита Рамиева, Газиза Губайдуллина и многих других известных людей. Но гораздо интереснее взглянуть на судьбу человека непубличного, который оказался далек от общественных вопросов и жил своей жизнью, интересами личного характера.

Одним из таких людей был Абдул-Хамид Апанаев – сын казанского предпринимателя Исхака Апанаева, представитель известного купеческого рода. Его дед купец 1-й гильдии Хасан Мусич Апанаев еще в 1834 году получил звание потомственного почетного гражданина. Потомки дорожили этим званием. Несмотря на то, что в начале XX века значение сословного деления в общественной жизни сильно уменьшилось, в 1908 году Апанаевы вновь нотариально заверили верность данного свидетельства. Но в это время звание потомственного почетного гражданина скорее являлось лишь напоминанием о былой коммерческой успешности рода.

Многие представители известных фамилий по уровню жизни не отличались от мещан средней руки. Иногда у них не было даже собственных домовладений и жили они на съемных квартирах. Но это не относилось к Хамиду Апанаеву: он родился в доме деда Хасана, под №96 на Левой набережной озера Кабан. Двухэтажный каменный дом в конце 1920-х годов стал причиной различных имущественных претензий к Абдул-Хамиду Апанаеву со стороны ярых приверженцев нового советского порядка. Хотя к тому времени бывший потомственный почетный гражданин занимал там лишь одну комнату, а ему все припоминали о «блестящем прошлом». Так что же там было «блестящего»?

Род Апанаевых

Этот человек, вероятно, так и остался бы неприметным современником известных татарских деятелей начала XX века. Например, на одной из дачных фотографий, где запечатлены Газиз Губайдуллин, Гафур Кулахметов и другие знаменитые персоны, есть и Хамид Апанаев. Увековечили его имя родственники, передав некогда в Музей национальной культуры при Национальном культурном центре «Казань» (в связи с переездом в это здание Национальной библиотеки РТ дальнейшая судьба музейного хранилища на данный момент неизвестна) личные вещи, документы и другие экспонаты из семейного архива, отражающие жизнь и деятельность этого человека. Так здесь появилась коллекция Абдул-Хамида Апанаева, некоторые предметы из которой занимали достойное место в экспозиции музея, а большая часть хранилась в музейном хранилище.

В свое время меня очень впечатлила эта богатая музейная коллекция: фотографии, различные свидетельства, дипломы, справки, сувениры, открытки и даже огромный чемодан. Редко в одном месте можно встретить столько артефактов. Целая жизнь неизвестного «маленького человека», жизнь которого можно было бы представить, собрав все эти пазлы-экспонаты воедино. Итак, что же мы узнали?

На рубеже XIX-XX веков в Казани было несколько Абдулхамидов Апанаевых. Этот род был очень многочисленным. Поэтому неудивительно, что встречались и тезки. Один из Абдулхамидов Апанаевых, тоже потомственный почетный гражданин, был известен тем, что вел праздный образ жизни. Впоследствии его дочь - Гайша Шарипова - в автобиографичном романе «Семья Гафура» так описала отца: «Сорить деньгами Хамид был великий мастер. Газетная хроника чуть не каждый день сообщала об очередном дебоше, учиненным единственным сыном богобоязненного Абсаляма». Хамид Апанаев был женат на сестре Г. Кулахметова – Шамсикамар. Прожив вместе совсем недолго, в 1902 году супруги развелись, не помогло даже рождение дочери Гайши.

Герой данной публикации – Абдул-Хамид Исхакович Апанаев кардинально отличался от своего скандального тезки. Во-первых, он был моложе его, родился в 1885 году. Во-вторых, сумел вложить торговый капитал отца в собственное образование. Если Абдулхамид Абсалямович стал заложником соблазнов буржуазной эпохи, то Абдул-Хамид Исхакович, наоборот, успешно адаптировался в новом времени. Возможно, в этом велика была роль его родителей. Кстати, мать Абдул-Хамида - Биби-Гайша тоже являлась представительницей рода Апанаевых, она была дочерью потомственного почетного гражданина Юсупа Мухаммедовича.

Медресе-училище-университет

Опасения, что сына постигнет судьба многих богатых отпрысков, вечно пьяных, своим бесцельным существованием ведущих семью к неминуемому разорению, вероятно, послужили основным аргументом в пользу более конкурентоспособного образования. Если раньше татарский купец мечтал видеть сына муллой, то новые реалии предлагали другие идеалы. Помимо привычной торговли и богослужения появились дополнительные возможности для получения доходов. Но они требовали специальных знаний и навыков.

После учебы в медресе 16-летний Абдул-Хамид направляется в Казанское реальное училище. Там он проучился с 1901 по 1907 годы. В реальном училище Хамид проявлял особую склонность к рисованию, его отличные успехи в этой области ежегодно отмечались ученическими наградами. Как известно, рисование являлось одним из недоступных или скорее запретных областей для поволжских мусульман. Только в начале XX века появились первые робкие попытки изображения живых существ. К сожалению, рисунки Хамида Апанаева не сохранились. Но, скорее всего, увлечение рисованием значительно расширило горизонты его «картины мира» и способствовало окончательной трансформации традиционного сознания.


Фото: kpfu.ru


Русское образование было в то время идеалом многих татарских юношей и девушек. Однако не у всех получалось осуществить эту мечту. Очень часто желанию детей противились отцы, лишали их материальной помощи. Конечно, некоторые все же убеждали родителей в собственной правоте и необходимости получения именно иноверного образования. Как обстояло дело в семье Абдул-Хамида Апанаева - мы не знаем. Но дальнейшая поддержка Исхаком Апанаевым образовательных порывов сына, дает основание думать, что действовали они вполне согласованно.

Как отмечал уже в советские годы сам Хамид, до 28 лет он учился. «Я ровно ничем не виноват в том, что мой отец до революции имел небольшое поместье, но зато я никогда ничего не имел, за исключением полученного мной образования за средства отца», - писал бывший купеческий сын в 1930 году.

В 1907 году Абдул-Хамид Апанаев становится вольнослушателем математического отделения физико-математического факультета Казанского университета. После сдачи экзамена по латинскому языку за 8 классов гимназического курса, его вскоре зачислили в студенты. Вероятно, у него были способности и к точным наукам. Но молодой человек не собирался останавливаться на достигнутом и спокойно доучиваться на этом факультете. Он продолжал искать себя, его интересовали разные области знаний. Иначе как объяснить, что уже летом 1908 года Апанаев стал студентом юридического факультета Казанского университета?


Фото: kzn.ru


К слову, как математики, так и юристы в это время среди татар были большой редкостью. Хотя устоявшаяся судебная система, с адвокатской практикой, открывала широкие профессиональные возможности и для специалистов из инородцев. Кроме того, получение высшего образования давало звание личного дворянина. Если в русском обществе, особенно среди интеллигенции, все реже обращали внимание на сословные звания, то для татар они еще не были пустым звуком.

Потомственный почетный гражданин Абдул-Хамид Апанаев в 1909 году, оставив учебу в Казанском университете, отправился в столицу. Там он поступил на факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета. Наверное, для человека, учившегося в медресе, знавшего арабский, турецкий и фарси, а также с базой реального училища, учеба здесь не составила большого труда. В 1913 году он получил диплом I степени факультета востоковедения. Это свидетельство понадобится ему в советские годы, в 1925-1926 годах он работал преподавателем персидского языка в Восточно-педагогическом институте РСФСР в Казани.

Возвращение в Казань

В 1913 году молодой специалист еще не спешил заниматься ориенталистикой, в том же году вернулся в родной город и восстановился на юридическом факультете Казанского университета. Может быть, родители настаивали на более надежном образовании. Ведь мусульманские присяжные поверенные вызывали больше доверия у своих единоверцев, к ним охотно обращались с разными вопросами. Примером для многих стала карьера адвоката Саидгирея Алкина. Показательно и то, что в Казани в 1913 году издавался юридический журнал на татарском языке «Хокук вә хәят» («Право и жизнь»). В начале XX века татары, вместо традиционных казыев (судьи) Магометанского собрания, все чаще предпочитали обращаться с имущественными и бракоразводными делами в гражданские судебные органы. Однако диплом перспективной профессии юриста Абдул-Хамид Апанаев так и не получил.


Фото: wikimedia.org


В дальнейшем, он и сам этот период обучения нигде не указывал. Для него время учебы закончилось в 28-летнем возрасте, в 1913 году. По каким-то соображениям он скрывал факт восстановления на юрфаке после 1913-го года. Например, среди его личных дел имелась справка о том, что «Хамид Исхакович Апанаев служил в кокандском отделении Торгового дома Братья Казаковы и К° в должности заведующего отделением с 1913 по 1916 год, потом был мобилизован в действующую армию». При этом справка дана в 1930 году, когда уже не было никакой фирмы Казаковых.

Оставалась лишь корпоративная дружба между бывшими купеческими детьми. В университетском свидетельстве от 10 ноября 1916 года говорится о том, что в это время с 1913 по 1916 год Апанаев учился на юридическом факультете, «на полукурсовых испытаниях показал успехи: по энциклопедии права – весьма удовлетворительные…», «ни в чем предосудительном не замечался и аттестовался поведения отличного». Убедительным представляется именно это свидетельство.

Продолжение следует

Лилия Габдрафикова

источник: https://milliard.tatar/news/

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


HABEPX