Кто кому помог быстрее адаптировать этот продукт в повседневную культуру — татары или марийцы?

30 6

Сбор картофеля. Художник А.А. Пластов.

 

Обычная картошка не совсем обычна на самом деле. И не настолько она традиционна для татарской культуры (да и для русской тоже). Хотя кто сейчас задумывается об американском происхождении второго хлеба? Габдулла Тукай, отразил в своем творчестве и это нововведение. Прочитав его стихи, можно узнать все подробности русификации/татаризации американца.

В эпоху Тукая – конец XIX – начало XX века – татарская кухня уже не могла без картошки. В стихотворении «Авылда авырып яту» («Как я болел в деревне») поэт замечает, что картофель – это пища и бедных, и богатых.

«И бәрәңге! Син, бәрәңге! Кил, бәрәңге, җан ашым;

Син генә тәмләртәсең бар ярлылар, байлар ашын».

 

30 3
Фрагмент из видеоролика "Еда татар"/ youtu.be/8_95WQ2JGls

 

Интересно, что если проанализировать другие тюркские языки, то перевод картофеля в них недалеко ушел от немецко-русского звучания (kartoffel). Например, на башкирском языке картофель – это картуф, на казахском – картоп, на азербайджанском – картоф, на якутском – хортуоппуй. Это указывает на позднее введение данного продукта в культуру питания.
На татарском же языке картофель звучит довольно оригинально – бәрәңге. На мой взгляд, очевидна связь с марийским языком – пареньге.

Здесь остается лишь гадать, кто кому в Заказанье помог быстрее адаптировать этот продукт в повседневную культуру и кто первым дал свое название картофелю – татары или марийцы? А может быть они делали это вместе? В Марий-Эл, кстати, есть даже Параньгинский район.

 

30 4
В Марий-Эл живут и татары. Вот старинная мечеть деревни Алашайка Параньгинского района. Построена еще в 1829 г. Фото: kartarf.ru

 

Часть Марийской Республики – это бывший Царевококшайский уезд Казанской губернии. Некоторые населенные пункты этого уезда входили в исторический регион Заказанье (Казан арты). Поэтому неудивительно, что самый знаменитый уроженец Заказанья – Тукай так часто упоминал и картофель в своем творчестве.

Возможно, кто-то помнит эпизод из его детских воспоминаний связанный со сбором урожая картошки в приемной семье – в деревне Кырлай у Сагъди абзыя. Холодная осень, маленькому Габдулле поручили перебирать выкопанную картошку и заполнять мешки, пишет в своем блоге Лилия Габдрафикова.

Босые ноги он спрятал под глинистой землей – так теплее. Тут одна из приемных сестер своей железной лопатой нечаянно угодила прямо по его ногам… Шрам от этой раны остался на всю жизнь.

 

30 5

Дом Сагъди Салихова - приемного отца Г.Тукая в деревне Кырлай (Арский район РТ). Музейный комплекс Габдуллы Тукая. Фото: @muzey.tukaya

 

Вот этот "картофельно-травматический" фрагмент из воспоминаний Габдуллы Тукая (на татарском языке):

«Ашлыклар эшен бетергәч, бакчага чыгып, бәрәңге казырга вакыт җитте. (...) мине казып чыгарылган бәрәңгеләрне капчыкка тутырырга куштылар. Мин дә үз хезмәтемне яхшы гына эшләдем.

Бу вакыт, көз көненең салкын вакытлары булса да, мин яланаяк идем. Аякларым туңганга, мин аларны балчыкка күмеп утыра идем.

Бервакыт шулай, аякны балчыкка күмеп, бәрәңге чүпләгән чагымда, теге бәрәңге казучы аксак Саҗидә апай яңлыш минем аякка тимер көрәк белән чапты.

Аяк шактый җәрәхәтләнде, мин урынымнан сикереп торып, бераз читкә барып егъладым да, соңра, җәрәхәткә балчык сибеп, янә хезмәтемә дәвам иттем; ләкин бу юлы аяклар никадәр туңсалар да, балчыкка күмәргә курыктым.

“Моны ни өчен яздың?” – диерләр.

Ни өчен языйм? Шул вакытта аягым бик авыртканга вә хәзер дә аякта җәрәхәтнең эзе булганга, тоттым да яздым».

Картофель, получивший широкое распространение в Заказанье к концу XIX века, каких-то сто лет назад еще был новинкой. Неудивительно, что многие люди сначала отнеслись к заморскому овощу с недоверием. Его неказистый вид вызывал разные ассоциации, пожалуй, отсюда народное название картошки – «чертово яблоко». Более того крестьяне в Российской империи еще в 1830-1840-х годах устраивали картофельные бунты, не хотели они сажать картошку.

 

30 7

 

 

Но вернемся опять к Тукаю. Он был очень ироничным человеком. И для всего находил самые неожиданные образы. Своих современников - кадимистов (тех кто противился нововведениям в татарской культуре) Тукай сравнил с картофельными бунтарями из начала XIX века. А сам американский овощ он называл «джадидом».

Кстати, джадид с арабского языка переводится как «новый». Обычное вроде слово. Но в татарской культуре начала ХХ века «джадид» имеет и другие смыслы: это реформатор, сторонник просвещения и национального прогресса.

Стихотворение Габдуллы Тукая так и называется «Бәрәңге вә гыйлем» («Картофель и знание»). В нем он вспоминает, что прибыл овощ из Америки и натерпелся немало от темных мужиков (“шаулады, күргәч сине, барлык мужик: ул дип “җәдит”!), говоривших, что это безбожники принесли картошку, что внутри заморского овоща – отрава и вырывали с корнем чертово растение.

Но прошло немного времени и вот уже тот же картофель занял достойное место в желудке мужика («син, җиңеп, иттең мәкян инде мужикның корсагын. Син кикертәсең, ул хәзер “Әлхәмделилла!” – дип куя»).

“Син, алып үрнәк сабырлы бу бәрәңгедән, гыйлем!

Аз гына нурландыра башла мужикларның миен!”.

Обращаясь к новым знаниям, Тукай советовал им, быть терпеливыми и брать пример с картошки. Но стремление к «всеобщему просветлению», наверное, будет постоянным спутником человечества. А тем временем кадимисты и джадиды разных поколений не перестанут спорить о собственных «картофельных представлениях».

 

Статьи по теме:

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


Последние комментарии

HABEPX