Кандидат наук, известный историк и автор книг Нурулла Гариф в родном селе сделал краеведческий музей

      Отдельным экспонатам этого музея которого позавидуют и государственные музеи. Корреспондент ИА «Татар-информ» побывал в уникальной для своего края сокровищнице археологических находок и предметов старины.

Кандидат исторических наук, известный краевед и автор книг по истории края Нурулла Гариф сейчас преподает физику в селе Яна Сала в Рыбно-Слободском районе. Более сорока лет он собирает предметы старины, и вот, наконец, его коллекцию может увидеть каждый – в частном музее, открытом ученым в родном селе. Даже здание, где расположен музей, – историческое, год его строительства указан на памятной доске – 1907. Из нее же узнаем, что дом принадлежал богатому жителю этого села – Шарафутдину баю, сыну Зайнутдина. Это прадед Нуруллы Гарифа. Именно в этом двухэтажном кирпичном доме предка он создал свой частный музей.

Фото:

Нурулла Гариф создал свой частный музей в двухэтажном кирпичном доме своего  предка. Год строительства – 1907

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Семья прадеда успела прожить в этом доме всего 12-13 лет. После революции дом у них отняли, на первом этаже сделали тюрьму. Тех, кто не сумел вовремя заплатить налоги, закрывали туда. Когда мы были маленькие, с одной стороны дома жили учителя, другую сторону использовали как медпункт», – рассказал историк.

Внутри дома на витринах разложены экспонаты. Они поделены по периодам истории. В большой светлой комнате воссоздан интерьер дома богатого татарина конца XIX – начала XX века. Здесь можно увидеть деревянные чемоданы, мебель, вышитые полотенца. Среди них – привезенное из Парижа зеркало, сервант 1869 года, стол и стул с резным узором. В столе – выдвижной ящик для хранения денег.

В большой светлой комнате воссоздан интерьер дома богатого татарина конца XIX – начала XX века

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

В другом конце дома – зал с экспонатами периода первобытного общества: ледникового периода, бронзового, железного века. Владелец музея показал выточенные из камня топоры, ножи. Камень до сих пор невероятно острый – по неосторожности можно пораниться. По словам историка, этим инструментам примерно десять тысяч лет. Они все были найдены на территории Рыбно-Слободского района.

Чуть в стороне выставлены изъеденные коррозией, имеющие форму угла серпы. Им около 750 лет. «Все эти серпы нашлись в одном месте. Ученые называют их татарскими серпами. Стебель ими было удобнее резать, чем круглым серпом. Это настоящее сокровище, которого нет даже в государственных музеях», – говорит Нурулла Гариф.

Изъеденным коррозией серпам около 750 лет

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

В той же комнате хранятся экспонаты Булгарской, Золотоордынской эпохи, времен Казанского ханства. Особого внимания достойны находки Булгарского периода. Среди них много элементов женских украшений, есть ювелирные изделия, монеты, осколки керамической посуды.

Среди находок Булгарского периода много элементов женских украшений, есть ювелирные изделия и монеты

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

В булгарский период наш народ жил богато. Женщины могли иметь украшения только тогда, когда есть достаток. Много было обнаружено ювелирных изделий, характерных для булгарского периода. Обувь была из кожи. Найдены железные шпоры, которые прикреплялись к кожаной обуви», – рассказал историк.

На одной из витрин выставлены старинные гири. Самая маленькая единица меры у татар называлась «мыскал». Такая гиря весит 4 грамма. В татарском языке есть выражение «мыскыл иту» – «унижать». По словам историка, оно происходит именно от названия самой малой единицы меры. Следующая после «мыскал» гиря – «кадак» (фунт). Это 400 граммов. Затем идет «пот» (пуд) – 16 килограммов.

Самая маленькая единица меры у татар называлась «мыскал». Такая гиря весит 4 грамма

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

По словам Гарифуллы абый, особый интерес у школьников вызывают старинные монеты, сабли, пистолеты, которыми пользовались в начале XX века. Мальчикам также интересны оружие, оставшееся после Пугачевского восстания, наконечники лука различной формы.

«Посетители бывают почти каждый день»

В Татарстане сейчас все больше частных музеев. На трассе Казань – Челны есть частный музей «У самовара», наверняка многие его знают. В Тюлячах владелец ресторана «Туган авылым» тоже создал свой частный музей. Людям такие места интересны, они заходят, смотрят. Я думаю, в будущем государственных музеев станет меньше, по крайней мере будет нерационально содержать такие музеи в каждом районе, деревне. Останутся только самые значимые. Сейчас и в деревнях музеи закрываются, и в школах их меньше, потому что на них ставок не выделяется. Фонды этих музеев теряются.

Мы, владельцы частных музеев, стараемся постоянно пополнять фонд. Мы все время в поиске. Нам не надо перед кем-либо отчитываться. Я, например, отдаю предпочтение экспонатам, бывшим в обиходе в нашей местности, потому что они мне ближе. Земляки мне доверяют свои вещи. Так как там хранятся вещи моих родителей, предков, моих односельчан, музей мне очень дорог. Некоторыми вещами, мебелью мы и сами пользовались. Я веду учет каждого предмета – записываю его название, как и когда он был в обиходе.

«Я отдаю предпочтение экспонатам, бывшим в обиходе в нашей местности, потому что они мне ближе. Земляки мне доверяют свои вещи»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Почти каждый день кто-нибудь да приходит посмотреть музей. Кому-то нужна информация, чтобы участвовать в конкурсе, да и просто людям интересно. Особенно много библиотекарей, учителей татарского языка, истории, школьников. Недавно побывала писательница Фаузия Байрамова. Тому, кто интересуется, в любое время провожу экскурсию. За это денег никогда не просил», – рассказывает Нурулла абый и добавляет, что ему приятно, когда в качестве вознаграждения за его труд люди приносят какие-то предметы старины.

В этом году в селе Яна Сала собирались снимать фильм по повести Мухаммада Магдеева «Без – 41нче ел балалары» («Мы дети 41-го года»), но реквизита, особенно старинных костюмов, для артистов в этих краях найти не удалось.

Хоть плачь, старинную одежду сейчас не найти! Теперь я сам начал собирать старые телогрейки, кирзовые сапоги, пальто, военную форму. Когда люди строят себе новый дом, со старого дома не хотят ничего переносить, оставляют там. Вот так когда-то бывшие в употреблении вещи, мебель исчезают. Я иногда поражаюсь, как деревенский житель сдает на металлолом топор, пилу, инструменты, которыми всю жизнь работал его отец. Этот инструмент, который держали в руках твои родители, которым они работали, кормили тебя, он же должен быть тебе дорог, разве нет? Разве не близки твоему сердцу пуховые шали, одежда, молитвенники матери?» – удивляется Нурулла абый.

«Если пару обуви убрать на чердак, через 50 лет она становится историческим экспонатом»

Каждый может создать свой частный музей. Можно собирать дорогие сердцу вещи хоть в гараже или сарае, на чердаке. Если мы сами их не сохраним, все в итоге исчезнет. Каждый народ старается себя сохранять. Почему же нам себя не сохранить? Татарские книги, азбуки, образцы каллиграфии и так выходили маленькими тиражами. Хотелось бы хоть какими-то путями передать наше наследие будущему поколению.

Татарские книги, азбуки, образцы каллиграфии и так выходили маленькими тиражами. Хотелось бы хоть какими-то путями передать наше наследие будущему поколению

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

В каждом доме есть чердак. Он обычно пустует. За последние пятьдесят лет мода на обувь неоднократно менялась. Если хотя бы одну пару с каждого периода времени почистить и убрать на чердак, через 50 лет она становится историческим экспонатом. Кирзовые сапоги, которые носили наши отцы, кожаные, с мозаичным татарским узором тапочки наших матерей, кеды, которые мы носили в молодости, – сейчас этого нигде нет, очень сложно найти. Начинают снимать историческое кино – проблемы с реквизитом. Современного изготовления все равно уже не то.

Вот берешь такую вещь, вешаешь на гвоздь на чердаке – и она там висит, кушать не просит. Эти вещи потом и в хозяйстве могут пригодиться. Например, коса. Ее ведь уже почти не используют, а на самом деле она постоянно нужна. Через 30-40 лет и гвозди нельзя будет найти, потому что многие сейчас их не покупают, используют саморезы.

«Можно в деревне старый дом украсить старинными интерьерными вещами. Это будет таким местом, куда душа тянется, потому что оно тебя возвращает в детство»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Можно в деревне старый дом или же какое-нибудь другое помещение украсить старинными интерьерными вещами. Занавески, кровать с вышитым покрывалом… Это будет таким местом, куда душа тянется, потому что оно тебя возвращает в детство. Душевное богатство человека начинается от воспоминаний детства. По молодости о прошлом не думаешь. Нынешняя молодежь, достигнув нашего возраста, будет еще больше тянуться, ценить наше национальное, они еще больше будут нуждаться в старинных вещах», – полагает Нурулла Гариф.

Он также поделился, как в городской квартире создать музейный уголок.

В углу вашего балкона ставите небольшой стол. На него – самовар, скатерть, Аятуль-курси, красивую посуду, что-нибудь еще, что вам близко. Этот уголок будет хранить воспоминания о деревне и детстве. Когда неспокойно на душе, можете выходить на балкон и побывать в этой атмосфере, и станет лучше», – советует Нурулла Гариф.

«Мне просто хочется сохранить нашу историю, показать людям, передать будущему поколению»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«У меня хранятся миллион фотографий»

До этого я жил в Высокогорском районе. На родину я вернулся всего пять-шесть лет назад. Только приехав сюда, более плотно занялся этим делом. А так вот уже сорок лет храню у себя дорогие для меня вещи. Мне теперь и земляки помогают, знакомые, приносят какие-то предметы, или же сборщики металла, когда им попадаются старинные вещи, показывают их мне. Я стараюсь не покупать эти предметы, потому что я не для себя их собираю. Никуда не унесу с собой. Они останутся в деревне. Мне просто хочется сохранить нашу историю, показать людям, передать будущему поколению.

«Семья прадеда успела прожить в этом доме всего 12-13 лет. После революции дом у них отняли, на первом этаже сделали тюрьму»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Наши личные вещи тоже спустя годы превратятся в экспонаты. Человек в среднем живет 70 лет, а тут вещи промежутка в две тысячи лет. С помощью музеев мы живем долгий период, видим разные этапы существования человека. Жизнь человека измеряется не прошедшими днями, а тем, что он увидел, узнал. Историческое наследие удлиняет жизнь человека, украшает, обогащает.

Везде, где я бываю, люблю фотографировать интересные вещи. Красивые ворота, наличники, мастерскую какого-нибудь мастера. У меня хранятся миллионы фотографий. Также обращаю внимание на рабочие столы чиновников. Раньше у них стояли бюст Ленина, карандаши, авторучки, большой счет. Потом пришло время телефонов, компьютеров. Фотография рабочего стола руководителя – сама по себе большая история», – говорит Нурулла Гариф.

«Наши личные вещи тоже спустя годы превратятся в экспонаты. С помощью музеев мы живем долгий период, видим разные этапы существования человека»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«За 36 лет совместной жизни ни разу не ругался с женой»

Для создания такого музея нужны не просто время, но и расходы. Учитывая стоимость стройматериалов, спрашиваю, как относятся домашние к такому хобби отца семейства.

Витрины покупал за 32 тысячи рублей. У меня еще планы большие. Хочется расширить музей, потому что не все еще экспонаты выставлены. Насчет денег – я же их не трачу на водку, сигареты. У меня жена хорошая. Слава Аллаху, 36 лет живем в согласии. Я ее не то чтобы тронуть, даже ругательного слова ей не говорил. Если еще 14 лет так проживем, может, нас даже в Книгу рекордов Гиннесса включат. Ты попробуй 36 лет прожить с одной женщиной, не произнеся ни единого матного слова! Зато дети выросли в спокойной среде, они выросли воспитанные. Денег они у нас не просят, сами себя обеспечивают. Вон внуки бегают, что еще человеку надо? Человек сам готовит свою старость, сам красит свою жизнь», – отвечает на это собеседник.

Особый интерес у школьников вызывают пистолеты, которыми пользовались в начале XX века

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«На территории Чаллынского городища находят артефакты XI века»

Кандидатская диссертация Нуруллы Гарифа посвящена изучению Чаллынского городища (Древние Чаллы), расположенного в Рыбно-Слободском районе. Это место сейчас является памятником археологии федерального значения. Из почти пяти тысяч археологических памятников в Татарстане лишь пять имеют такой статус.

Там обнаруживаются находки XI века, и это Чаллынское городище упоминается в 1183 году. Оно существовало и во времена Болгара, Золотой Орды, Казанского ханства. После падения Казани три года использовалось как столица. Главное – там дома не строят. Четыреста лет эту землю вспахивают, а под землей все остается невредимым. Там вещи, бывшие в обиходе 500-700 лет назад. Под землей хранится огромное историческое наследие. Если бы там строилась деревня, то люди копали бы погреба и культурный слой был бы сильно поврежден.

Городище археологи копали около десяти лет. Я и сам три года участвовал в раскопках. Издал две книги про Древние Чаллы. Там нельзя копать без официального разрешения. Сейчас там один фермер разводит лошадей. От лошадей историческому наследию вреда не будет. Одним словом, оно должно сохраниться вот так, не раскапывая», – пояснил историк.

«Каждый может создать свой частный музей. Можно собирать дорогие сердцу вещи хоть в гараже или сарае, на чердаке»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«Дети не знают названий деревьев»

В саду Нурулла абый поделился своей мечтой.

У моего сада течет речка. Ближе к ней я посадил дуб, березу, ольху, иву, тополь, ель, сосну, рябину, несколько видов калины. Хочется посадить еще больше.

В Татарстане растут около сорока видов деревьев, а школьники не знают названий даже десяти из них. Хотелось бы, чтобы в республике где-нибудь на 5-6 гектарах посадили все виды деревьев и создали аллею. К каждому дереву установили бы табличку с информацией, тогда дети знали бы, что это за растения. Осенью каждый вид деревьев окрашивается в свои цвета. Это будет изумительно красиво! Хотелось бы, что нашелся человек, который вложит средства и сделает такой парк», – выразил пожелание историк.

Автор: Рифат Каюмов

источник: https://www.tatar-inform.ru/news

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


HABEPX