«Когда наступит Победа?» — «Когда объявит Левитан…»

 Юрий Левитан был культовым диктором Советского Союза. Его голос знал каждый в стране, ведь именно он зачитывал сводки Совинформбюро и приказы Сталина. Гитлер считал Левитана своим врагом номер один, и сам диктор не раз видел листовки, обещавшие вознаграждение за его убийство. А Сталин на вопрос «Когда наступит Победа?» однажды ответил: «Когда объявит Левитан». Так и случилось: именно Левитану доверили на весь Союз объявить о взятии Берлина. Читаем воспоминания легендарного диктора о событиях Великой Отечественной войны.

«Говорит Москва…»

У меня плохая память. События десятилетий сплелись в единый клубок, и разделить нити отдельных эпизодов чаще всего я не в силах: путаю имена, даты. К горькому моему сожалению, я не вел никаких записей — и это тем более жаль, что порой я был свидетелем событий, которые без преувеличения могут быть названы историческими.

Итак, никаких надежд написать когда-нибудь мемуары у меня нет. И я уже смирился с этой мыслью. Но вот однажды, много лет спустя после войны, я выступал в Ленинграде. Как-то само собой случилось, что я прочел публике давнюю сводку Совинформбюро о прорыве блокады Ленинграда. Я воспроизвел не только текст, но все нюансы той интонации, с которой читал эту же сводку в сорок третьем году. И увидел, что многие в зале плакали, а у меня самого вдруг пошли по телу мурашки. Мы все будто окунулись в атмосферу тех тяжких лет, как если бы вернулся давно минувший день… Тогда я понял, что если мне не дана память на имена и события, то я обладаю профессиональной памятью на все, что связано со спецификой моей работы радиодиктора. Подобно актеру (а я, кстати, учился в театральном училище), я могу восстановить текст, воспроизвести интонацию, передать настроение, которое было когда-то.

…Война началась для меня со звонка из радиокомитета: «Срочно бегите на работу! Немедленно!» Голос тревожный. Но спрашивать, что случилось, по телефону не полагается. Одеваюсь. Бегу.

Радиокомитет. Семь утра. Тихий женский плач, суровые взгляды. Наперебой звонят корреспонденты из разных городов:
— Киев бомбят!..
— Над Минском вражеские самолеты. — Горит Каунас… Что говорить населению? Почему нет никакого сообщения по радио?

Позвонили из Кремля: «Готовьтесь, в двенадцать часов правительственное сообщение».

Девять раз за день — с интервалами в час — я читал это небольшое трагическое сообщение, начинавшееся словами:

«Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня в четыре часа утра… без объявления войны германские войска напали на нашу страну…»

Я помню мажорный и гордый тон в эфире времен первых пятилеток: «Пущен Днепрогэс!»«Введена в строй первая домна Магнитки!»«Всем, всем, всем! Беспримерный перелет Чкалова через Северный полюс!».

22 июня голос Московского радио зазвучал сурово, сдержанно, мужественно. В нем было и горе, и вера, и надежда. В те дни мы все почувствовали такую ответственность на своих плечах, о которой прежде и не подозревали. Судите сами…

В июле немецкая авиация начала налеты на Москву. Мы работали тогда в здании Центрального телеграфа.

Читаешь сводку — и вот даже сквозь изоляцию студии слышишь пронзительный вой сирены: воздушная тревога! Отдаленный гул, подрагивание стен — и в этой обстановке нужно полностью сохранить спокойствие и сосредоточенность. Передачи не прекращались.

https://www.culture.ru/materials/50765/kogda-nastupit-pobeda-kogda-obyavit-levitan?fbclid=IwAR1AcbT3b3HtSVJpv6X-HMXTNlR23gAsMYQp9XZViqP667pIP5_OY9v7BN4

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


Последние комментарии

HABEPX