Цитируем Дамира Мухутдинова:

Салям-мир, друзья. В сегодняшний благословенный пятничный день имел честь стать участником VII Всемирного конгресса соотечественников и хотел бы сказать несколько слов о данном мероприятии.

Внимание привлекло выступление Министра иностранных дел России и председателя Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом Сергея Викторовича Лаврова, председательствовавшего на конгрессе. Он подчеркнул:

«Отличительной чертой наших диаспор остается многонациональный и многоконфессиональный характер. Необходимо продолжать развивать их единство в многообразии, углублять диалог между отдельными национальными группами».

Примером успешного участия в многонациональном и многоконфессиональном диалоге он назвал деятельность Всемирного конгресса татар. На мой взгляд, крайне важно, что на столь высоком уровне помнят (и не дают забыть многим, кто хотел бы) о том, что понятие «соотечественники» шире понятия «население русского мира». Соотечественник, тот, кто разделяет с тобой общие ценности и ощущение общей судьбы, связанной с конкретным культурным пространством, может отличаться от тебя. Он может иначе выглядеть, исповедовать иную религию, в конце концов, по-своему понимать некоторые ключевые элементы общей идентичности. По-своему, но не так, чтобы устранять фактическую общность. По-своему, но не так, чтобы предавать её. Напротив, этот «иной» может обогащать общее наследие своей инаковостью. Принимая его, не похожего на вас, вы меняете самих себя, но не становитесь таким же, как он. Не следует бояться утраты идентичности — следует работать с ней, изменять её, не изменяя себе. Как говорил выдающийся философ русского зарубежья В. В. Вейдле:

"В том то и беда, что наследство, даже и неспрятанное, мертвеет, когда у новых поколений отнимают право выбирать в нем то, что им нужно, и это выбранное оценивать по-новому».

Быть «иным» по отношению к закреплённой в культурном каноне «прототипической» идентичности — не значит вносить раздор, раскол, разногласие. Разногласие не следствие многообразия, а следствие отсутствия единства в этом многообразии. Единство в многообразии, о котором говорил Сергей Викторович Лавров, достигается не унификацией, стирающей различия, выравнивающей все особенности, а движением к согласию разных. Только через согласие разных возможна общая работа на общее дело. Применительно к мусульманам России я осмыслял эту ситуацию в своей недавней работе «Российское мусульманство: в поисках политической субъектности».

В обращении Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Валентины Ивановны Матвиенко были озвучены планы по проведению в мае 2022 г. в Санкт-Петербурге Всемирной конференции по межкультурному и межрелигиозному диалогу. Межрелигиозный диалог — необходимое условие мира и общего процветания, в том числе в светском государстве. Хорошо, что сегодня об этом говорят чётко и открыто. Со своей стороны могу сказать, что всегда поддерживал усилия, направленные на поддержание этого диалога, поэтому инициировал перевод и публикацию энциклики Папы Римского Франциска «Все братья» в ИД «Медина». Напомню (как доброжелателям, так и недоброжелателям), что именно призыву к диалогу между христианством и исламом посвящены многие страницы этого значимого документа.

В выступлении Патриарха Московского и всея Руси Кирилла привлекло внимание обращение к личности великого князя Александра Ярославовича Невского, святого Русской православной церкви и выдающегося русского государственного деятеля, который избрал путь сотрудничества и добрых отношений с Ордой ради совместной борьбы с западными захватчиками. Отмечу, что адекватно оценить масштаб фигуры Александра Невского поможет лишь непредвзятое (без замалчиваний и «купюр») историческое исследование его деятельности.

Я полностью солидарен со словами патриарха, сказанными в защиту традиционных ценностей, в особенности ценности семьи и брака, детско-родительских отношений и воспитания подрастающих поколений.

Ряд выступлений, однако, произвёл на меня не столь благоприятное впечатление. Так, некоторые спикеры конгресса по умолчанию ставили знак равенства между понятиями «российские соотечественники» и «русский мир», под которым подразумевается сообщество людей по всему миру, считающих себя русскими по национальности и исповедующих православие. Происходит подмена понятий между парадигмами гражданской и этноконфессиональной. Кого мы считаем соотечественниками: тех, кто воспринимает Россию, Советский Союз и даже Российскую империю своей исторической Родиной, или же только тех, для кого язык матери – русский, он носит русское имя и относит себя к православию?

При всей своей внешней привлекательности и простоте этноконфессиональный подход в осуществлении госполитики является для России ловушкой, а не эффективным средством мобилизации соотечественников. Если мы считаем, что главным источником российского патриотизма и гордости за Отечество является чувство национальное и религиозное, принадлежность к конкретному этносу, то выталкиваем за периметр понятия «соотечественников» всех, для кого русский не является языком матери, но кто считает Россию своим отечеством и готов трудиться на её благо. В таком случае озвученные главой Комитета Государственной Думы по международным делам Леонидом Эдуардовичем Слуцким шокирующие данные о сокращении говорящих на русском языке людей за последние 30 лет на 80 миллионов кажутся вполне закономерными. И объясняются они тем, что отторгнутые от общего культурного пространства наши ещё вчерашние соотечественники, по всей видимости, ощущают собственную ненужность в рамках российской цивилизации. Фундаментальные принципы национальной политики не могут быть разными внутри России и вне ее. На международную аудиторию заявляем, что тот или иной язык и связанные с ним культурные коды, гуманитарное поле являются общегражданской непререкаемой ценностью. Мы заявляем о государственной обязанности, закрепленной в Конституции, защищать русский язык — язык наших соотечественников — от растворения в чужой культурной и языковой среде. Аналогичный подход мы должны практиковать внутри России и на государственном уровне брать на себя ответственность за языки всех народов России — брать ответственность за их сохранение и развитие. Ключевая роль здесь принадлежит образованию. Слова о сотнях русских школ, закрытых за последние годы за пределами России отзываются в моем сердце, прежде всего потому, что на моей родной Нижегородчине, в исконно татарских селах, обучение переходит на русский язык, т.е. фактически закрываются татарские школы. Сохранение родного языка, самобытности, противостояние ассимиляционным процессам отдается лишь на откуп семье. Результат таков, каким его представил уважаемый депутат Слуцкий: происходит размывание идентичности. И я согласен с главой российского Фонда мира — ассимиляция не только за рубежом, но и внутри России происходит в пользу англо-саксонской культуры и соответствующей картины мира. Насколько эта ассимиляция принудительна, мнения могут разниться. Если мы исходим из того, что государство — никакое — не ответственно за сохранение языка меньшинства и обеспечение его развития соответствующими институтами, то такая ассимиляция не может быть сочтена принудительной.

 

246105370_4568434303202368_4598152403429836355_n.jpg

 

246105959_4568434433202355_4278394625481645947_n.jpg

 

245928866_4568434516535680_5928664022087263346_n.jpg

Добавить комментарий



loading...

ЛЕГЕНДЫ ТАТАРСКОЙ ЭСТРАДЫ


HABEPX