О ком из руководителей Татарстана незаслуженно мало говорили в год 100-летия ТАССР?

     Как Ахмат Кадыров принимал предложение стать главой администрации Чеченской республики?  Как московские татары взаимодействуют с башкирами?

Ответы на эти и другие вопросы - во второй части интервью председателя Татарской национально-культурной автономии Москвы, зампреда Совета муфтиев России Фарита Фарисова «Миллиард.Татар». Первую часть см. здесь .

«Мы убеждали руководство ельцинской России в том, что в Чечне живут не одни бандиты»

- Фарит Фарисович, вы были в Чечне в те годы. Как пришло понимание того, что власть боевиков – это зло? И какую роль в этом сыграли Ахмат Кадыров и Равиль Гайнутдин?

- Равиль-хазрат от начала до конца всегда был на стороне Ахмата-хаджи Кадырова. Он был против того, чтобы бомбить Чечню, придерживался мнения, что нужно до конца использовать все возможности, чтобы договориться мирно.

- Даже вопреки линии официальной Москвы?

- Да, такая у него была позиция, которую он отстаивал. Его оружие – слово. Равиль-хазрат и Ахмат-хаджи были знакомы давно. В книге есть фотография встречи – это тот момент, когда Кадырову предложили стать главой администрации Чечни осенью 1999 года. Равиль-хазрат сказал: «Надо идти». Ахмат-хаджи спросил: «А что скажут люди?». Он ответил: «Тебя не должно интересовать, что скажут другие люди, тебя должно интересовать только то, что скажут твои близкие. Наше мнение - лучше тебя не будет».

Эти слова Гайнутдина вдохновили Ахмата-хаджи, и он был ему благодарен. Остальные муфтии вели себя по-другому: когда надо, подписывали одни бумаги, в другой раз – другие. Ад больше всего будет забит судьями и священнослужителями. Священнослужителям непросительно то, что может быть простительно простым людям. А судьи поверили в то, что могут вершить человеческие судьбы. Это говорил Ахмат-хаджи Кадыров.

- Вы часто бываете на Северном Кавказе, в Чечне. Какие чувства вызывают у вас эти поездки?

- То, что мы сейчас видим в Чечне, тот мир и процветание, говорит о том, что наша позиция – Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман РФ – была правильной от начала до конца. Мы еще тогда сделали правильный выбор и убеждали руководство ельцинской России в том, что в республике не живут одни бандиты, она может работать, созидать. Вы посмотрите на современный Грозный – какой это прекрасный город! Кто это сделал?

Сейчас много людей, которые ходят вокруг Рамзана Кадырова, лебезят перед ним. А что было тогда? Мы знаем поименно всех, кто и что говорил о его отце и о нем лично. Когда мы начали поддерживать его семью и настаивали на том, что Ахмату-хаджи нужно возглавить республику, каких слов мы только не услышали. Сколько было критики! Но мы отстаивали позицию не Ахмата-хаджи, а мусульман России. И безопасность России. Все, что вы видите, это производная татаро-чеченской дружбы.

«Вроде писатель – а не побоялся стоять под прицелом»

- Почему для одного из героев было выбрано имя Абу Ханифа? Тут есть какой-то подтекст? Это ведь величайший исламский ученый.

- Герой книги реальный человек, но его имя было изменено. События, описанные в книге, происходили в действительности. Да, конечно, был такой ученый, вы правы, но это просто совпадение. Самый сильный воин не тот, кто умеет стрелять и убивать, а ученый. Офицер, солдат – это профессия. Боец – это характер. Воин – это состояние души. Нужно быть ученым внутренним миром.

- В книге приводятся имена людей, известные многим в России. Назовите их.

- В книге упоминается Ренат Харис – великий поэт. Я видел его на площади в Грозном среди боевиков. Он вышел на сцену, прочитал стихотворение про татар и у него даже голос не дрогнул. Такой поэт! Вот это воин! Я привожу этот момент в книге как пример настоящего мужества. Вроде писатель, поэт, драматург, но не побоялся стоять под прицелом. У него ни один мускул на лице не дрогнул. Другие выходили и не могли двух слов связать.

Вспоминается и легендарный Махмут Гареев, генерал, который стоил целой армии, – так о нем писали. Прошел четыре войны, отмечен огромным количеством наград. Фикрят Табеев – человек-глыба, величина XX века, он очень много сделал для республики и страны. А в год 100-летия ТАССР мы так мало о нем говорили и не раскрыли его значение в сегодняшнем успехе Татарстана. Если говорить об этом, то вспоминается и фигура Мирсаида Султан-Галиев – по сути, основателя республики.

Есть многое, о чем хотелось бы рассказать, написать в своих книгах. Например, годы репрессий, в которых сильно пострадал наш народ. Или о том, что ни одна нация в России не меняла алфавит три раза, как татары. Это было сделано специально, чтобы современные татары, наша молодежь не могли без специальной подготовки обратиться к первоисточникам. Но это уже сюжеты для новых книг.

- Кого еще вы хотели бы назвать в изданной книге?

- Эрнста Мулдашева. Удивительный ученый, человек вселенной. Нужно с ним общаться, чтобы ощутить его энергетику. К сожалению, есть ученики, которые его предали. Но факт - он оживил руку человека, которая просто болталась: пересадил ткани и рука восстановилась. Фактически совершил чудо. Упоминаю и нашего аксакала, кинооператора Махмуда Рафикова, который снимал Юрия Гагарина и испытания ядерного оружия.

И вот представьте, героя книги - араба привезли на Всемирный конгресс татар в НКЦ «Казань», где ему показали всех этих великих татар. Какая внутренняя борьба происходила в этот момент в его душе?

- Какие цели преследовал герой вашего повествования, помогая Абу Ханифе?

- Вы о Ренате? Никаких, он просто так живет - по совести и законам справедливости. Абу Ханифа дважды показал свою порядочность. Во-первых, что настоящий мусульманин пленных не убивает, дает им такую же еду, какую сам ест. Во-вторых, он не предает: остался с Ахмат-хаджи Кадыровым и не переметнулся к Хаттабу. У него есть принципы. И Ренат показывает, что татары – тоже мусульмане со своими принципами, которые дороже денег. Если делаешь добро правой рукой, левая не должна об этом знать.

Абу Ханифа, видя помощь Рената, начинает думать: почему ему спасли жизнь, почему ему помогают, что от него потребуют? Он сразу сказал: «Стучать не буду. Лучше смерть, чем предательство». Когда после лечения и долгой реабилитации ему просто помогают вернуться на родину со словами: «Все, спасибо», - он потрясен. Но, возможно, это и сыграло потом ключевую роль уже в другой истории… Читайте книгу, там все это описано.

- А можно ждать продолжения этой истории?

- «Никогда не говори никогда». В книге остался задел для продолжения. Повествование завершается 2008 годом, но реальные события разворачивались и дальше.

«В отдельных регионах мусульман называют экстремистами только потому, что они совершают пятикратный намаз»

- Вопрос вам как человеку, представляющему татар Москвы. Сегодня в России живут русские, татары и многие другие народы, построены и строятся храмы различных религий. На ваш взгляд, остались ли проблемы в этой сфере, которые еще нужно решать?

- Хвала Всевышнему, Татарстан, где я вырос, представляет собой пример того, как должна жить вся Россия. Если вся страна возьмет за образец здешние отношения между татарами, русскими, марийцами, чувашами, башкирами на бытовом, ментальном уровне, Россия будет процветать.

Но мне очень неприятно, что в некоторых субъектах Российской Федерации к татарам относятся как к приезжим. В отдельных регионах мусульман называют экстремистами только за то, что они совершают пятикратный намаз. Представляете, какая дремучая непросвещенность?

- Может быть, они просто жертвы исламофобской пропаганды?

- Да, именно жертвы пропаганды. Нужно менять ситуацию – рассказывать, изучать. Поэтому если мы хотим идти вперед, нужно выстроить все отношения и добиться такой ментальности, какая есть сегодня в Татарстане. Это было всегда. Когда я рос, мне было все равно, татарин перед тобой, русский или чуваш. Если бы наши предки увидели, как мы живем сейчас, они бы подумали, что мы в раю.

- В последние месяцы несколько обострились отношения татар с башкирами. Как можно погасить этот конфликт в преддверии переписи?

- Это должен быть диалог. Нужно выявить настоящих лидеров. Не мнимых, которые говорят одно и делают другое, а авторитетных, к которым прислушиваются. Эти лидеры должны встречаться, разговаривать. Ни к чему хорошему эти конфликты не приведут. Нужно в любом случае проводить позицию справедливости. Любая несправедливость всегда выльется в негативные вещи. Происходящее сейчас – это последствия того, что было сделано в 1918 году, когда башкир отделили от татар.

- Вы в Москве взаимодействуете с башкирами?

- Конечно, мы находимся в постоянном тесном контакте, совместно проводим московский Сабантуй. У нас нет разногласий. Тем более, в Москве новый полпред Республики Башкортостан - Умарпаша Ханалиев, настоящий боевой генерал. Я уверен, что мы поймем друг друга. И книга «Белые волки» об этом – об умении слышать, понимать и видеть больше, чем тебе показывают.

Тимур Рахматуллин

источник: https://milliard.tatar/news

Добавить комментарий



loading...

Последние комментарии

HABEPX